Форум » |.Город.| Окрестности города » Мост над рекой Хурон » Ответить

Мост над рекой Хурон

Мастер: В отдалённости от шумного центра города течёт быстрая и глубокая река Хурон. В этом месте над рекой стоит высокий мост (высотой примерно 18-20 метров), где днём не очень людно, а по вечерам любят прогуливаться влюбленные парочки, а также любители побыть в одиночестве и другие романтики.

Ответов - 45, стр: 1 2 3 All

Наная Шики: - Кто здесь охотник на демонов, я или ты? Все я вижу. - Разозлился Шики, и не думая девушку отпускать, тем паче догадался, что все же у них такая разница в температуре тела, что он может ее греть просто собой. Правда, вопрос в том, чтобы как-то остановить ее переохлаждение явно ненормального характера. - Томи, очнись, ты же никогда не сдавалась - что с тобой не так? - И, не удержавшись, "заткнул" девушку самым надежным и приятным образом. То есть попросту поцеловал, в надежде что это ее немного отрезвит. Если она хоть немного помнит о том что он за существо, то должна понять, что целовать демона Шики точно не стал бы. А пока он решился: - Я довольно горячий вроде... Не дам ей остыть, а вы найдите одежду. И объясните, как мне найти ваш дом потом. - Наная не собирался тратить время на вежливость, надо было делать дело.

Альберт Грандчестер: Альберт скрыл улыбку за жестом, поправляя шляпу. Молодежь! Тут бы бить во все колокола, оттащить девицу к врачу, и к психотерапевту заодно, а они целуются. А у него, между прочим, дома горячая вода и теплые одеяла. Но это их выбор. Помнится, в молодости он тоже часто рисковал и, честно сказать, не всегда хорошо думал перед этим. Предложение найти одежду поставило мужчину в большой такой тупик. Он понятия не имел, где может ее взять. Женщины, что временами оставались у него ненадолго, никогда ничего не оставляли. Одна, правда, забыла однажды помаду, да так за ней и не вернулась. И маленький элемент женской красоты отправился в мусорку. Но одежда! Мастер Преследования вздохнул. Не в магазин же за ней идти, в самом деле. Он ни черта не разбирается в женских размерах - его умения хватит лишь на то, чтобы ладонями и руками показать примерные объемы. Черт знает что! У них в Управлении сейчас работала только одна женщина, но она - Мастер Пресекающая Ненужные Жизни, и таскать одежду у такой опасной девицы было бы сродни самоубийству. Или, как минимум, чревато мелкими увечьями. А спрашивать совета и того безумнее. Чай, для преступницы же, а не для очередной подружки. Альберт озадаченно почесал бороду, но спорить все же не стал. - Как хотите. Но это я заберу с собой. - он показал на мокрую рубашку Томи, перекинутую через плечо, и принялся расхаживать кругами в поисках собственного следа. - Мой дом стоит рядом с Турнирным Комитетом. Зеленая многоэтажка, она заметная, не ошибешься. Пятый этаж, сотая квартира... - Альберт чуть не подпрыгнул от нетерпения, наступив на собственный след. Его глаза загорелись азартом, как у борзой, которую вот-вот спустят с поводка. Он в нетерпении переминался с ноги на ногу - след манил его, как свет мотылька. - Сейчас я забегу в Управление, а потом сразу домой. Ключ под ковриком. Если что, на кухне под столом есть аптечка! - последние наставления он уже буквально выкрикнул, разгоняясь и бегом направляясь прямо в сторону Хурона. Но, не добежав буквально каких-то два метра до воды, мужчины и след простыл. Он растворился в воздухе, растаял, - словом, ушел Темным Путем.

Томино Миамото: Поцелуй подействовал, как шоковая терапия. Пожалуй, если бы Томи сейчас ударило хорошим разрядом тока, эффекта и то меньше было бы. Горячие губы Шики выдернули её сознание из густого кокона наваждения. Всё вдруг стало вторичным: боль, душевные муки, терзающее её отчаяние и навязчивые мысли. Внутренний голос, настойчиво шепчущий о том, что она непременно должна умереть, чтобы освободиться, стал тише. Однако, и до конца не исчез. Девушка ощутила жар во всём теле, словно её окатили кипятком, который тут же схлынул, стоило их губам разомкнуться. Будто только что выпавшая из глубокого сна, Томи поражённо смотрела на Шики. Она не видела и не слышала Альберта, не заметила его эффектного ухода. Всё было так странно, так неожиданно. Девушка не могла объяснить, что с ней творится: она не понимала сама себя. Происходящее было слишком похоже на вязкий дурной сон, куда на минутку смогла прорваться реальность. - Я не знаю... ничего не понимаю. - в самом деле, а что с ней не так? Сознание заколебалось, не зная, как воспринимать обрушившуюся на неё действительность. Восприятие разделилось надвое. С одной стороны казалось, что всё логично и правильно - даже мысли о смерти. Но с другой стороны - всё было до дикости странным. Пожалуй, даже Спящая Красавица, проспавшая сто лет и очнувшаяся в другой эпохе с незнакомцем у постели, целующим её, - и то чувствовала себя более уверенно и осознанно. А может, это наоборот сон, а не пробуждение? Или предсмертная агония, решившая подарить ей напоследок пару сладких мгновений. Быть может, в этот самый момент Томи всё ещё в Хуроне, захлёбывается и умирает? Милосердное подсознание подкинуло ей образ и ощущение того, о ком она думала в последний момент, перед тем, как упасть в воду. Мысль казалась логичной. Сознание ухватилось за неё, как за единственное объяснение происходящего. Потому что, будь оно иначе - с чего бы Шики стал целовать её? Он же совсем ничего не помнит. А выглядит Томи сейчас... мягко скажем, непривлекательно. А как ещё может выглядеть человек после утопления? Кончиками пальцев здоровой руки девушка коснулась своих губ, с удивлением замечая, что ранки затянулись, остатки солёной воды больше не щипали. Как будто её внутренняя сила тоже проснулась на мгновение. Томи слабо улыбнулась Шики, всё больше уверяясь в том, что он - её видение, её сладкая предсмертная агония. И если это так, то скоро он исчезнет. Только не молча. Пусть скажет напоследок что-нибудь. - Почему ты целуешь меня? - вопрос, к которому так трудно подбирались слова. Втайне Томи надеялась, что сейчас её подсознание создаст самый приятный конец, который можно себе вообразить. Шики скажет, что вспомнил её, обнимет, а она закроет глаза и всё перестанет существовать в этой точке. Как в тот день, когда она чувствовала себя счастливой.

Наная Шики: Шики и сам был настолько шокирован тем, что натворил, а точнее тем, насколько это было приятно, что смог Грандчестеру только кивнуть и запомнить сказанное. Он появился из той части личности прежнего Шики, которая была настроена в основном на выживание и убийства, а потому подобные чувства для него были чем-то совершенно нереальным и неизвестным. Вот только, видимо, что-то сидит в любом человеке намертво, как его не воспитывай. И сейчас он испытывал все симптомы первого поцелуй в виде легкой дрожи и не слишком адекватного восприятия реальности. - Потому что... Черт дери, люблю. - Буркнул он, неожиданно смущенный, - И не позволю умереть или там стать жертвой демона. Никому и ничему не отдам, а потому, женщина, не дергайся и пойдем тебя спасать. Для верности еще раз быстро поцеловал, а потом подхватил на руки и потащил туда, куда указал Альберт... Стоило поторопиться.

Джеймс: Триумф уже был в руках анимага, а жалкие попытки полковника лишь забавляли монстра, когда все пошло прахом. Внезапно разум покинул тело и оказался где-то в другом месте, наполненным только лишь одной болью. Джеймс ничего не видел, не чувствовал запахов, было похоже что от непрекращающейся агонии метаморф еще и оглох. Наваждение отхлынуло так же молниеносно, как и появилось. Непонятно что это было, но только теперь вместо одной из лап дракона висело что то больше похожее на окрававленную тряпку, Мустанг не подавал никаких признаков жизни, а лабиринт исчез. Стараясь не обращать внимания на фатальные повреждения конечности, анимаг бросил тушку полковника к мосту и чуть не взревел - сестры тут уже не было! Времени решительно не хватало, даже на то, чтобы позаботиться о своем собственном здоровье, и поэтому Джеймс, оставаясь в образе дракона, стремительно взвился ввысь чтобы продолжить поиски Томи с воздуха.



полная версия страницы