Форум » Игровой архив. » Левое крыло. Комната №15: Шики Тоно и Томи. Часть 1. » Ответить

Левое крыло. Комната №15: Шики Тоно и Томи. Часть 1.

Юко: Прямо напротив входной двери большое окно, которое прикрывает легкая шторка нежно-синего цвета. Напротив двух противоположных стен стоят две кровати. В комнате образовалось зеркало.Откуда оно ни кто не знает, кроме одной особы. Часть комнаты Томи: На кровати с правой стороны спит Томи. Она большая и вполне обычная, подушки на ней (их две) светло-светло голубые, даже почти белые. Мягкое и воздушное одеяло синее. Ковер белый, и очень-очень мягкий, на нем даже спать можно ^^ Рядом с кроватью стоит небольшой стол-тумба. На нем светильник с эффектом рассеивания света, и с переключателем, который регулирует яркость. Сразу после кровати стоит большой шкаф. Темное дерево, резные и массивные створки. Но несмотря на это, он довольно неплохо вписывается в интерьер. В стене напротив дверь в ванную комнату. Интерьер ванной выполнен в зеленых оттенках, что весьма успокаивает =) >>Начало комнаты<<

Ответов - 175, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Юко: Юко спокойно и размеренно ответствовала Шаорану: - Судьба этой девушки решена. Заберешь ты Перо или нет, уже ничего не изменит. При жизни она даже не знала, что в ее сердце нашло пристанище магическое Перо принцессы Сакуры. Оно не убило ее. Наоборот, придавало магических сил когда она жила. Но в мертвом теле перо находиться не может. Поэтому оно теперь на свободе. Юко плавно повернулась и посмотрела на безжизненное лицо эмпата - В ее сердце было немного одиночества... Не смотря на то что рядом всегда кто то был, она неосознанно иногда отдалялась, боясь показать свою слабость. Эту пустоту и заполняла магия Сакуры. А теперь заполнять больше нечего. Ты можешь забрать перо.

Shaoran: Сознание Шаорана просто отказывалось воспринимать происходящее. Да, он много чего повидал за время неспокойных путешествий по мирам, много через что проходил и привык решать возникающие проблемы - но он никогда не сталкивался непосредственно с прямым убийством. А то, что девушка умерла не своей смертью, и последнему дураку становилось понятно. На негнущихся ногах он медленно подошёл к кровати, стараясь на смотреть в безжизненное лицо. Выдохнув, протянул обе руки, перенимая в ладони переливающееся Перо. "Надеюсь, ты не натворило ничего, о чём Сакуре придётся жалеть.." Наверное, оно было для него чем-то живым. Частичкой дорогого человека. И совсем недавно у него стала появляться странная привычка - едва ли не разговаривать с этими кусочками её света. Держа Перо, отступил назад от кровати на пару шагов. И виновато опустил голову. "Я ничем не могу помочь.. Юко должно быть права.." - Даже если Перо останется в её теле.. это уже ничем не поможет? - словно решаясь на отчаянный шаг, тихо спросил Шаоран, боясь посмотреть на Юко. Она наверняка считает его полным ребёнком, не способным адекватно воспринимать сложившиеся ситуации. Но ему просто не у кого было спросить.

Джеймс: Джеймс наблюдая все это медленно вынул сигарету изо рта и воззрился на ведьму. - Я не понял. Что еще за перо, и какое оно имеет отношение к моей сестре? И что с заклинаниями на ней стало? Та печать которую я наложил тоже распечатана? Он был немного растерян, но как обычно не показывал этого всем своим видом.

Юко: Ведьма молча наблюдала, как перо переходит в руки Шаорана. Его вопрос она уже ожидала, поэтому ее бесстрастное лицо не отражало ничего из того что было у нее в голове. Когда он отошел от кровати, Юко продолжала смотреть на лежащую девушку. Если присмотреться, то можно было заметить что плечи Томи стали чуть прозрачными. - Я не знаю. -прозвучал короткий ответ. - По крайней мере теперь ее точно больше ничто не держит в этом Мире. И тут оживился Джеймс, Юко поморщилась. - Слишком много вопросов. Потом сам все поймешь. Одно могу сказать: печать твоя на месте. И душа, которую она сдерживает, уйдет в небытие вместе с телом.

Джеймс: - Это хорошо -парень выдохнул вместе с дымом фразу.- Хорошо что печать не сломана. Хочется отпустить ее мирно... Джеймс снова присел на край кровати и посмотрел на прозрачные плечи. Значит исчезновение уже начиналось. - Уже скоро, да? Интересно, где она сейчас?......

Велиант: - Ты слишком много хочешь знать. Раздался знакомый голос и у стены напротив появился крылатый. Он прислонился к ней и сложив свои крылья, засунул руки в карманы. - Где она сейчас тебе знать неположено. И не только тебе, ведь живым такую информацию давать нельзя.

Джеймс: Джеймс отвернулся от наглеца и с трудом поборол в себе желание оборвать ему крылья. - Я и без тебя знаю, что она в мире душ. Это был риторический вопрос. Меня больше интересует, как она там. Он задумчиво посмотрел на странное перо в руках парня. Это было для него новостью.

Shaoran: Шаоран чуть вздрогнул при появлении ещё одного парня, но мысли вновь быстро перетекли в другое русло. Он всё ещё думал о сложившейся ситуации - и не понимал, что должен сделать. Неуверенный шаг назад. Пальцы крепче сжались на Пере. "Это Сакуры.. я должен отнести его. Для неё. Я обещал.." Чувство было крайне паршивое. Словно он сам кого-то убивает. Кидает, обрезая пути к отступлению.. Ведь именно сейчас тело девушки начало просвечивать, грозя исчезнуть - когда Перо было вынуто, но.. Ещё один шаг назад. В голове зашумело лишь при одной мысли, что Перо может остаться у кого-то кроме Сакуры. Крепко прижимая одной рукой к груди Перо, Шаоран второй потёр глаз - и отшагнул ещё, равняясь с Юко. - Я.. забрал. Перо у меня, - совсем тихо пробормотал юноша, смотря куда-то перед собой. Возможно, она сразу перенесёт их обратно, и это будет концом его жалкой попытки сбежать, потому что пальцы на Пере сейчас не разжались бы даже при большом желании. Перо должно принадлежать только Сакуре, - билось в голове, заставляя его крепче сжимать в ладошке тёплое сияние.

Юко: Юко внимательно посмотрела на Велианта, как будто оценивала, не сболтнет ли тот лишнего. Потом обратила свой взор к Шаорану, ответив ему коротким словом - Хорошо. Сразу за этим последовало снова появление полотна портала, которое окутало их обоих.. Их дело в этом месте было завершено и задерживаться больше смысла не было. Ведьма и мальчик исчезли, появляясь одновременно там, откуда пришли.

Велиант: Велиант лениво вздохнул и пошуршал крыльями, удобнее складывая их за спиной. Когда Юко ушла, он почувствовал себя свободнее. Эта женщина была очень проницательна и напрягала немного его вольный характер. - Ты как всегда слишком самоуверенный. В мире душ время течет совсем по другому, и ее там давно уже нет. Перевели.

Джеймс: Джеймс изменился в лице и напрягся - То есть как перевели? Куда могут перевести душу? Они ж там навсегда остаются. Он вспомнил замечание Юко по поводу накуренности комнаты, но сейчас не мог остановиться, как будто сигареты могли спасти его. Тем ни менее он отошел к окну, и сел на стул около него спиной к крылатому. Он оперся руками на подоконник не вынимая сигареты из рта и не глядя на Велианта.

Велиант: Крылатый не двигался и смотрел в спину Джеймсу. - Не навсегда... Некоторые души иногда перерождаются. Но ей реинкарнацию не дали, потому что она полезна Там. Поэтому перевели и оставили. Она теперь Жрица, и работает с душами, которые Туда попадают. Он закончил и повернул голову в противоположную сторону, как будто прислушивался к чему то. Потом склонил ее и тихо кому то ответил "Хорошо" Велиант встал посреди комнаты, его взгляд снова остановился на спине Джеймса. - Она сама желает с тобой поговорить. Теперь у нее есть такое право. После этих слов в комнате появился теплый гуляющий ветер, и на подоконнике перед Джеймсом явилась Томи. Она немного изменилась, ее волосы были уже длиннее чем раньше, и это говорило о том, что в Том мире прошло много времени. Легкое и невесомое одеяние Жрицы окутывало ее. Велиант растворился в воздухе.

Томино Миамото: Слабый тёплый ветерок колыхнул занавески, и на подоконнике перед сидящим парнем появилась Томи. Она была прозрачной, но с каждым мгновением становилась всё реальнее. Впрочем, совсем тело так и не появилось. Оно слегка просвечивало, и напоминало о том, что в комнате находится лишь душа. Девушка обвела взглядом комнату: немного нахлынула ностальгия, ведь она так давно не была здесь, и так давно никого не видела... В том месте, где она была, прошло очень много времени. По своему смертному телу на кровати она лишь скользнула взглядом, не задерживаясь. «Значит, это тот день, когда всё произошло... » - подумала Томи, но ничего не сказала вслух. Опустив взгляд на Джеймса, она слегка провела рукой по его взлохмаченным волосам. Прикосновение почти не ощущалось, как будто только ветерок шевелит волосы.

Джеймс: Совершенно неожиданно в комнате появился ветер, который шевелил волосы. Что за... -Джеймс подумал что открылось окно, хотя ветер для зимы был теплым. Поднявшись он вдруг увидел прямо перед собой Томи! Он был настолько поражон, что не мог сказать ни слова. Его глаза расширились, и смотрели в грустные глаза сестры. - Томи... -он выдавил из себя ее имя. - Как ты...... я непонимаю..... ты вернулась, да? -Джеймс говорил с большой надеждой, он уже не верил что когда нибудь увидит ее.

Томино Миамото: Томи отрицательно покачала головой: - Нет, Джеймс... Я не вернулась. И не вернусь теперь никогда. Честно сказать, мне запрещено здесь появляться... Но я обошла эти правила, чтобы закончить одно дело. Я не могу просто так уйти, не хочу, чтобы ты винил себя. Девушка говорила, но губы её не двигались, они были сомкнуты. Её голос Джеймс слышал в своей голове, в своём сознании. Он звучал тихо и размеренно, немного успокаивая. Приподняв руку, Томи указала на тумбочку. В ней была небольшая коробка с её личными вещами, там была фотография... И она хотела, чтобы Джеймс нашёл её, увидел и оставил себе.

Джеймс: - Не вернешься..... Джеймс повторил ее слова, до конца не веря им. А что ты хотел Джеймс? Сам ведь убил ее, зная что больше никогда ее не увидишь. Он сжал руки в кулаки, заставляя себя быть спокойным. Слова комом стояли в горле. Томи на что то указала, видимо было что то в той тумбочке для нее важное. Он подошел к ней и достал оттуда какую то коробку. - Ты хочешь чтобы я достал это? Внутри лежала какая то фотография, и Джеймс достал ее....

Томино Миамото: На снимке были изображены они: Джеймс и Томи, брат и сестра. Они тогда были ещё маленькими... Джеймс вечно хмурился, потому что хотел казаться взрослее, чем есть. А Томи часто улыбалась, потому что находила его очень забавным, таким серьёзным. Девушка очень любила эту фотографию... она была наполнена теплотой и радостью прежних дней. Тогда всё было так хорошо... И сейчас Томи хотела, чтобы снимок остался у Джеймса. - Возьми его себе... храни, пожалуйста. - снова прозвучал её голос где-то в глубинах сознания парня. Фигура девушки двинулась и поплыла, спустившись с подоконника. На полу она не стояла, а парила над ним. Вновь приподняв руку, она сделала манящее движение ладонью в свою сторону. Из той же коробки выплыла её подвеска-талисман. Выглядела она как четырёхлистный клевер, и держалась сразу на двух цепочках. Потому, что клевер разделялся на две части: каждая из них имела по два лепестка. Получалось две подвески в одной. Одновременно с ней из кармана её куртки выплыло то самое фото, которое она нашла в городе, когда сидела на улице. В тот самый день, когда познакомилась с Валлхалом и пыталась помочь вернуть двух Иных. Теперь на этом фото были изображены только двое: Анафемус и маленькая девочка. Два этих предмета поплыли в сторону Томи, и по пути начали немного просвечивать, как она сама. Словно становились вещами, принадлежащими тому миру, в который ушла девушка, манящая их. Как только они доплыли, сразу легли ей на ладонь: амулет-четырёхлистник и фото. - Я отлучусь ненадолго, Джеймс... должна сделать ещё кое-что. Дождись меня, пожалуйста. С этими словами Томи растворилась. => Первый этаж. Коридор в левом крыле.

Джеймс: - Ты хранила ее.... ДЖеймс пораженно держал в руках фотографию, и не мог отвести глаза. В детстве все было так хорошо, и он тогда даже знать не мог что ему придется убить любимую младшую сестру. - Конечно дождусь. Он едва выговорил это и полез в карман за сигаретами. Потом толи опомнился толи передумал, но засунул их обратно и тяжело вздохнул. Никогда не прощу себя..... никогда. Джеймс сел на кровать Томи и спрятал фото в карман. Взял чуть теплую и прозрачную руку сестры и в бессилии закрыл глаза.

Томино Миамото: Через некоторое время тёплый едва уловимый ветерок возвестил о том, что девушка снова появилась. На этот раз она уже сидела рядом с Джеймсом, на кровати. Она была всё такая же полупрозрачная, только глаза стали чуть грустнее, чем раньше. Всё-таки прощаться оказалось больнее, чем думалось. - Мне пора, Джеймс. Теперь я ухожу насовсем, и больше не вернусь. Всё, что хотела, я вроде бы сделала... Но напоследок должна тебе сказать ещё кое-что. - девушка развернулась и посмотрела на брата. - Как только я уйду, меня все забудут. Абсолютно все, кто когда-либо знал меня, или даже всего лишь слышал о моём существовании. Моё имя тоже все забудут, никто и ничто не будет напоминать обо мне. Я останусь в памяти только у тебя и Ведьмы Юко. Ты - мой брат по крови, и переписать твою Судьбу, убрав из неё себя, не в моих силах, увы. С Юко же такое просто не пройдёт. Она не та женщина, которой можно изменить или стереть память... Поэтому - прошу тебя - никому не говори обо мне, хорошо? Я не хочу, чтобы кто-то испытывал боль оттого, что я ушла. А я уже не вернусь. Обещай мне, Джеймс.

Джеймс: К горлу подступил противный комок, и Джеймс тяжело и слегка нервно сглотнул - Обещаю. Говорить твердо и непроницаемо как раньше, сейчас почему то не получалось. Он не хотел ее отпускать, хоть и собственоручно лишил ее жизни, зная что не увидит больше свою младшую сестру. - Я буду молчать и унесу историю нашей семьи с собой в могилу. Но Томи, как ты это сделаешь? Неужели ты можешь изменить память всем в этом мире?



полная версия страницы