Форум » |.Город.| Центр » Магазинчик Юко -2 » Ответить

Магазинчик Юко -2

Томино Миамото: Это название скрывает в себе больше тайн, чем вы думали... Здесь исполняют желания. Хозяйка этого магазинчика - Юко - на самом деле сильная волшебница. И она может выполнить любое ваше желание. Вот только неизвестно, какую цену она возьмет за это... И согласится ли? Попросите ее, и посмотрим, что она ответит...

Ответов - 215, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 All

Ризо Ваал-Строут: Вампиры не умеют читать мысли - по крайней мере, далеко не все. Кроме того, проблематично влезть в разум человеку, который сам обладает магической силой. Не говоря уже о том, что Ризо, даже если бы и умел, никогда не стал бы применять подобное на Сакуре. Поэтому он мог только догадываться, и в чем-то был близок к истине, понимая, что желание Сакуры посетить ведьму напрямую связано с недавними событиями, и, вероятно, имеет целью что-то исправить или избежать повторения подобного в дальнейшем. Об остальном вампир догадываться не мог, несмотря на то, что относительно недавно пережил что-то похожее, с немалым трудом освободившись от внутренних демонов, ведь если бы не ситуация, в которой они пробудились, те могли бы использовать более тонкую стратегию и Ризо мог бы поддаться рано или поздно, сам того не замечая. Первой информацией было то, что у ведьмы что-то покупают. Что наводило на несколько тревожные мысли о цене. - Здравствуйте, Юко-сан. - На спокойном лице вампира для большинства наблюдателей мало что отражалось, но столь мудрая женщина как Юко могла понять, что он предельно внимателен к происходящему, особенно к Сакуре - проведя с ней достаточно много времени, Ризо замечал несоответствия, но пока мог только пытаться понять суть происходящего.

Сакура : Сакура не удивилась появлению ведьмы. Она была слишком занята собственными желаниями, чтобы думать о чем-то еще. -Я хочу купить желание, Юко -сан. - принцесса посмотрела ведьме в глаза, сделала паузу и продолжила. - Я хочу иметь возможность собирать карты. Я хочу собрать их все и я готова заплатить за это любую цену.- Это было правдой. Сакура действительно была готова на все ради того. чтобы заполучить себе во владение все карты, как можно больше карт. - Вы исполните мое желание?

Юко: Юко посмотрела на девушку с удивлением и наигранно вскинула бровь. -Зачем тебе это, дитя? Насколько я помню, ты никогда не рвалась к власти.- Юко выразительно посмотрела на вампира и вновь перевела взгляд на Сакуру. - И потом. твои друзья едва ли одобрят это решение... Да и плата за такое дорогое желание будет крайне высока. Даю тебе последний шанс передумать.

Ризо Ваал-Строут: Ризо насторожился, как только Сакура высказала свое желание. Услышь он такое от Альтруж - и бровью бы не повел, та была как раз из таких принцесс, что если уж захочет что-то, то не успокоится, пока не получит. Правда, не факт что желаемое не наскучит ей за куда меньшее время, чем ушло на его поиски. Но Сакура... Это выглядело совершенно неестественно для нее. Желание стать сильнее - да, пожалуй. Но тут было немного другое. Она хотела именно что получить все карты. И он не мог ее не предостеречь. - Сакура, Юко-сан права. Я видел рождение и смерть государств, и хорошо знаю, какова цена власти и силы. - Сейчас Ризо выглядел довольно мрачно, слишком уж явно перед глазами вампира проходили события и люди. Война Минамото и Тайра, гибель всех его друзей. Умирающая у него на руках Куромицу - только потому, что кто-то захотел хранимой ею силы, а ему тогда не хватило сил чтобы защитить любимую. Жанна Д'Арк, в которой увидели угрозу власти и предали. Залитый кровью Париж во время Варфоломеевской ночи. Ад Второй Мировой. Он видел все это и не так уж часто мог что-то изменить. Потому что это было в людской природе. - Я не знаю, что запросит Юко-сан с тебя, но правители платят за власть и силу свободой, становятся слугами собственной власти, идя на все, чтобы ее сохранить. И слишком часто ради этого теряют друзей и близких... И даже сами предают их. Ты можешь потерять намного больше, чем получишь и понять, что обретение силы не имело смысла... Но будет слишком поздно.

Сакура : Сакура даже не обратила внимания на слова друга. В любой другой момент она бы никогда не запросила ничего подобного. Да и зачем маленькой хрупкой принцессе такая сила, власть и ответственность? Сакура никогда не была слишком амбициозной. Ее богатством были друзья и счастье окружающих. И теперь девушка, всегда стремившаяся к добру, была полностью порабощена странным желанием, происхождение которого и для самой принцессы оставалось загадкой. Но Сакура слишком хотела желаемого, чтобы думать о том, откуда такие чувства… Она кивнула, выслушав диалог Ризо. -Я все понимаю, Ризо. И отдаю себе отчет в том, что делаю. Мне надоело быть беспомощной куклой, – сказала девушка, и ее голос звучал безразлично, именно как у заводной игрушки. – Наверняка, цена будет высокой, но я готова ее заплатить. Надеюсь, ты не отвернешься от меня за это. Ведь каждый имеет право на исполнение желаний, верно? –Сакура повернулась к ведьме измерений. – Юко –сан, я готова заплатить за исполнение этого желания. Любую цену. – принцесса была полна решительности. Ее взгляд выдавал это сполна. Сейчас или никогда… Она должна стать сильнее, должна получить возможность владеть картами, и уж тогда все они буду ее.

Юко: Юко вздохнула. Да-да, даже ведьма измерений может в чем-то разочароваться или находиться в замешательстве. И сейчас был как раз такой момент. Дела в мире шли не самым лучшим образом. Какая-то беда мелькала то тут-то там, но суть ее пока оставалась неуловимой для Юко. А тут еще Сакура с ее желанием.. Не секрет, что Юко благоволила к этой девочке, как раз за ее доброту, искренность и желание творить добро. Но сегодняшняя Сакура шла вразрез со всеми представлениями об этом юном ребенке. Юко уже собиралась отказать девушке в желании, отправив ее ни с чем. Но... что-то подтолкнуло ее к другому решению. Можете считать это предчувствием или магическим разумом. Юко выудила из слов Ризо очень важную деталь: -Воин прав, дитя. Часто власть лишает нас свободы, друзей, всего, что было нам дорого... - Юко выждала, оставив за девушкой право передумать, но не увидев в глазах принцессы и доли сомнений, Юко решила дать Сакуре прочувствовать. каково это быть заложницей и рабыней своей силы, как ты становишься игрушкой в руках жаждущих твою силу и власть оспорить. - Что ж... Вижу, ты настроена решительно. Тогда я дам тебе то, чего ты так жаждешь. Ты получишь ту магическую силу, которая позволит тебе собирать карты наравне с другими, но... ты за платишь за это возможностью распоряжаться ими, контролировать их силу. Тебе придется бороться с тем, чтобы карты сами не поглотили тебя. Надеюсь, ты понимаешь, на что идешь... - после этого Юко взяла принцессу за правую ладонь. Рукопожатие, скрепившее сделку, вспыхнуло синим светом, перешедшим в оранжевый и бледно-золотой, после чего потухло. Девушка закричала, чувствуя, как что-то прожигает ее кожу. Когда она одернула руку, на ладони красовалась черная печать с какими-то непонятными символами. Это было клеймо, магический круг. -Эта печать наделена сильной магией, - проговорила Юко размеренно. - Но, как я и сказала, ты не сможешь управлять ей. Ты получила возможность притягивать карты, собирать их. Эта печать будет поглощать карту, служить своего рода сосудом для нее. Ты теперь сама сосуд для карт. - Юко вздохнула. - Ты получила свою власть, теперь борись, чтобы это не уничтожило тебя и твою сущность.

Ризо Ваал-Строут: - Никогда, Сакура. - Покачал головой вампир, не говоря ничего о ее словах и лишь отвечая на вопрос. Защищают друзей и близких не потому что они хороши, а потому что они - это они. Можно ссориться, спорить, не соглашаться - но равнодушия и безразличия не выдержат никакие дружба и родство. А еще он никогда не менял таких решений. Он всегда знал, что Альтруж далеко не подарок и если уж начистоту, то принесла немало зла людям и еще принесет. Но единожды решив защищать ее, он не отступал от этого решения, помня и о ее хорошей стороне. Что бы ни говорили, она была. Так и сейчас он все равно верил что Сакура останется Сакурой, даже если сейчас опасно близка к большой ошибке. Между тем Юко исполнила желание Сакуры... Но цена была высокой и опасной для девушки. И так было всегда, если подумать. Все, что говорил Ризо о власти, было правдой. Но редко кто получает ее легко и быстро, часто это долгий путь. Сакура пожелала получить все сразу... И цена была той же. Это напоминало магическую метку или командное заклинание и, конечно, было тяжкой нагрузкой для неопытной в этом отношении девушки. - Ты в порядке? - Вампир подошел к девушке, беспокоясь за ее состояние. Юко по меркам его родного мира была на уровне волшебниц Эпохи Богов, делая такие вещи без подготовки и ритуалов. Но это не давало гарантии, что на Сакуре не отразится сам факт нанесения такой метки.

Зависть: Свобода! Сколько дней, лет, столетий они провели взаперти, вынужденные сосуществовать бок о бок, не в силах подпитываться от своего главного источника силы. Свобода! Заточили, заперли, словно так могли навсегда избавиться от своих главных пороков, не замечая те ростки, что были посеяны и продолжали буйно цвести даже вдали от своих прародителей. Свобода! Глупые, слабые люди, возомнившие, что в этот раз тоже смогут покорить и удержать. Открыли двери, выпустили, и этот чертов ящик Пандоры теперь лишь пустая оболочка, обычная безделушка, больше никогда не закроющая в себе Семь великих грехов. Великих. Никак иначе. Лучшее творение Богов, которое может уничтожить все человечество, которое может создать новых Идолов, которые есть сама суть всего сущего. Зависть нехорошо улыбнулась, метнувшись прочь от своих братьев и сестер. Ей так любезно преподнесли первую же жертву, в которой, несомненно, было где развернуться. Юная добрая дева, такая правильная, что аж тошно. С такими выходит проще всего, они загоняют свои желания, страсти и пороки как можно глубже, стараясь не замечать. Угнетенные, не сумевшие одержать победу, с какой радостью они высвобождаются, наполняют своего носителя, уничтожая малейшие остатки добродетели и морали. Такие ломаются первыми. Выпускают наволю своих демонов. Ах, люди, дети пороков и страстей, пытающиеся отвернуться от своей сути! Как с ними легко и весело! Как тщеславны, унылы, завистливы, ненасытны, похотливы, жадны, гневны они бывают! Зависть раскрыла глаза, взирая на мир глазами маленькой Принцессы. Как все прекрасно и приторно-сладко. О, эти рыцари рядом, готовые сложить за нее головы. О, эта собственная беспомощность, от которой она сама же устала. И эта обида на весь белый свет за то, что с ней произошло. Избалованное, любимое всеми дитя - какая очаровательная и прекрасная жертва. Как непринужденно можно творить зло этими тонкими изящными руками. Как просто требовать подчинения и чужие жизни этим мелодичным, сладким голоском. Как непозволительно легко можно повелевать окружающими этими небесными глазами. Она была создана для Зависти. Она не может не может не желать большего. Не может не чувствовать себя ущемленной, брошенной и не оцененной. Она так нелепо мила в своей доброте, что не замечала за ней собственной порочности. Перед ней преклонят головы. ИМИ будут восхищаться и превозносить. Им будут нести дары и отдавать последние крохи. Ведь именно такая судьба уготована той, что родилась с голубой кровью и Короной на голове. Королеве всего лишь нужна свита в лице всего мира. А начать можно и с тех смешных рыцарей, что уже собрались подле. Они добудут для нее силы. Она будет думать, что сама получила ее. Хорошее дитя, с правильным требованием пришла она к этой Ведьме, которая когда-нибудь тоже будет всего лишь одной из желающих внимания венценосной особы. - Все верно, моя милая... Ты всего лишь хочешь взять то, что принадлежит тебе по неоспоримому праву рождения! Ты знаешь как правильно, знаешь, как лучше. Все в округе, им не понять настоящей Принцессы, они недостаточно ценят тебя, дитя... У них есть все! А что они оставляют тебе? Своей истинной правительнице? Грязную комнатушку? Вечные скитания по мирам? Им нужно показать. Они должны осознать, насколько слепы были. Они должны преклонить колени. Они должны смотреть только на тебя. Только будущая Королева заслуживает внимания. Они стремятся к силе, но она должна принадлежать только тебе и никому другому. Это все, все должно быть твоим. Зависть усмехнулась. С этой маленькой девочкой пока было просто. Она не видит, к чему все может привезти. Она не осознает, что уже начала сеять вокруг себя. Эта печать, которая проникла в ее тщедушное тело - первый шаг в пропасть, куда она полетит с превеликим удовольствием! Они добьются успеха, непременно. И тогда победным маршем, с усмешкой на губах, они пройдутся по спинам тех, кто когда-то этими самыми спинами прикрывал малышку Сакуру.

Shaoran: >>> из подземелья Фэй Вонга Сражение затягивалось. А ведь Шаоран планировал завершить всё куда быстрее. Несмотря на свою рану, когда из-за внезапной атаки черного воина (имен мальчишка уже не помнил, только образы) у него от повреждения почти отнялась правая рука (наверняка, перелом, но сейчас ему об этом не думалось, да и боли он почти не ощущал), он успешно парировал выпады второго, умудряясь при этом наносить ответные. В пылу сражения клон почти не уделял внимания тому, что происходило вокруг. У него была первоочередная цель - убить мешающего, а за ней последующая и пока главная - отобрать у вихрастого магию до конца. Но, наверное, всё же нужно было посматривать по сторонам, тогда бы он понял, что именно оторвало его от пола и швырнуло к потолку, в блестящую сияющую воронку. Но клон лишь жмурился режущему глаза свету - и пытался дотянуться мечом до противника.. ..а затем его вышвырнуло из кружащей воронки - и бесцеремонно швырнуло в сторону. Шаоран всё ещё тянулся к оппоненту мечом, надеясь достать финальным ударом и наконец закончить эту бессмысленную возню - а потому, как был, с вытянутым мечом наголо, так и вписался в огромное зеркало, что вдруг словно изниоткуда возникло точно перед ним. Вокруг оглушительно зазвенело. Сбитый с ног, не успевший затормозить своё падение, юноша повалился на пол. Вновь поврежденная рука зудела, горела, словно объятая пламенем, но он не понимал, что ему больно. Осколки ранили, испещряя щеки и руки мелкими царапинами и порезами; удар от столкновения был весьма ощутимым и на доли секунд лишил способности ориентироваться на местности; в ушах гулко звенело, перед глазами плыли круги. Тяжело дыша, юноша на секунду закрыл глаза, силясь прийти в себя. И уперся ладонями в пол, усеянный осколками; отжался руками, чтобы подняться на ноги, не ощущая боли. Всё тело горело и ныло, но он не собирался отступать. Пошатываясь, юноша поднялся на ноги. Выпрямился. Покачнулся. Отступил на шаг и уперся отставленной ногой в пол, чуть сгиная колени, принимая удобную для защиты позицию. Он не осматривался и не сильно беспокоился о том портале, что перенёс их всех. Ему было плевать, где он оказался, пока его оппонент напротив, а рядом всё ещё ощущается не полученная до конца магия вихрастого. Главное - закончить начатое.

NPC: Воздух вокруг запел, наполняясь звоном битого стекла. Пожалуй, самый лучший звук в мире! Если бы он умел торжествовать - он бы торжествовал; умел бы хохотать - хохотал бы, подобно одержимому; умел бы плакать - лил бы слёзы от того счастья, что наконец постигло его спустя столько ожиданий! Но всё это было пустое. Сейчас главное было не потерять ни секунды того драгоценного времени, которым он и так слишком долго расплачивался. Темница рушилась, осыпалась поблескивающими осколками. Неотражающее волшебное зеркало подергивалось матовой пеленой, тускнея; осколки пронзительно звенели, крошились, ломались, едва достигая пола, многие из них почти мгновенно превращались в колючее крошево. Тяжелая, позолоченная рама, сбитая с постамента неловким приземлением юноши, замерла искореженным обломком на полу; позолота мигом почернела, подернулась налетом; сам каркас в одно неуловимое мгновение сделался изломанным, будто его прессом не один день давили. Существо из зеркала получило свободу. Его тюрьма наконец пала. Взметнувшись над разбитым зеркалом черной, не видимой обычному взгляду тучей, Существо заметалось по комнате, ища себе сосуд. Его собственное тело было давно уничтожено, но разум продолжал жить, а воля была так сильна, что до сих пор могла подчинить себе. Не всякого, конечно, лучше животное или пустой сосуд - но что толку от Зла в шкуре котёнка, да и где отыскать в короткие сроки подходящее тело? Времени было мало, крайне мало.. Клубясь, "туча" на секунду замерла - а потом с вожделением накинулась на того мальчишку, что разбил зеркало. Это надо же было такому случиться! Даже не котенок, а вполне себе человеческий, пустой и идеально подходящий сосуд! Удача, воистину удача. Осталось лишь наполнить его...

Syao Lan: Ещё секунду назад Сяо ожесточенно сражался с противником. А потом всё вокруг неуловимо поменялось, и вот их обоих уже волокло по какому-то радужному коридору; отвлекаясь от махания мечом, юноша быстро сообразил, что это портал и они куда-то перемещаются. Куда? Зачем? Почему? Об этом он не успевал подумать, вынужденный уклоняться от атак упрямого оппонента. Кажется, клон старался использовать любую возможность, чтобы победить. Впрочем, навряд ли в итоге тому что-либо удастся, подделка никогда не сумеет превзойти оригинал. Блокируя очередной смазанный удар (сражаться в полете было не очень удобно), Сяо спиной вперёд наконец вывалился из портала. Извернулся в воздухе, чтобы приземлиться на ноги, по инерции продолжая скользить вперед: вокруг загремело сметаемое с дороги; скользя по полу он сбил невысокий столик, смел с полки что-то звенящее, мелкое, рассыпавшееся вокруг.. А потом наконец выровнялся, замер, вскинул меч, прикрываясь оружием, вполне готовый к подлому удару. Но очередной атаки не последовало. Клон приземлился менее удачно и вписался в огромное зеркало, разнося его на осколки. Казалось, сам воздух зазвенел, грозя вот-вот разорваться от этого звона, и Сяо едва удержался, чтобы не вскинуть руки и не зажать уши. Этот звон ему не нравился; ещё пару мгновений юноше понадобилось, чтобы понять, что зеркало было не простым. Высвободившаяся магия ощущалась почти физически, и в ней угадывалось что-то опасное, древнее, сильное.. «Что это?» - только и успел подумать Сяо, а потом непроизвольно шарахнулся в сторону, остерегаясь оказаться на пути появившейся «тучки». Он едва видел это, напрягал глаза – но не мог толком рассмотреть, просто воздух словно подернулся пеленой и рябью в том месте, где разбилось зеркало.. Впрочем, он был вне опасности – кажется, неведомое существо, что вырвалось из заточения (а всё было именно так, Сяо уже даже почти не сомневался), нашло себе цель. - Берегись! – не удержавшись, звонко окликнул клона. И закусил губу. Не время волноваться о своей подделке, тем более когда поставил себе целью убить оную. Но меч повторно не поднял. Он был в растерянности и не знал, как поступить. Нападать? Закончить начатое? Или просто выждать и попытаться разобраться с вмешавшейся третьей силой?

Fay D. Flowrite: Темнота был привычным делом. Фай научился с раннего детства ее не бояться. Как и боли... Только в этот раз было почти нестерпимо. Но он молчал, только тихо иногда стонал, раскрывая бледные губы, выдыхая с каждым хрипом немного собственной жизни. Он почти не ощущал, как воин подхватил его на руки, как прикрывает собой, как старается спасти одну никчемную жизнь. А рядом билась магия, выплескивалась несдержанными потоками, опутывала с ног до головы, вновь заплетала в свою причудливую паутину, из которой невозможно выбраться. Но Фаю было все равно. Потому что ничего уже не имело значения. Кто-то ошибся с его судьбой, загадал слишком много времени. Хотя... он и сам не мог бы подумать, что путь прервется так неожиданно. Что он сам, забыв про свою мечту, про свое желание, попытается помочь случайным спутникам... Нет, уже друзьям. Хотя бы сейчас стоило прекратить себя обманывать... И Фай не жалел. Даже не пытался попросить прощения у брата, который все это время ждал. И который уже не дождется, не вернет свою жизнь, не проживет ее куда как более достойно, чем его нерадивый близнец. Возможно, это изначально было слишком наглым и эгоистичным желанием, ему ли не знать, что исполнение желания требует чрезмерно многого... И сейчас он уже не был готов отдать все это. Жизнь Курогане, оставшегося ему верным до сих пор. Жизнь Шаорана и его клона, которые обязательно смогут оба выжить и найти каждый свой путь. Жизнь милой и порой слишком доброй принцессы, которая слишком верила вертлявому и лживому магу. Он больше не был готов считать их всего лишь фигурами на чужой шахматной доске. Больше просто не мог смотреть сквозь них... Очередной рывок, и Фай, слабо застонав, окончательно провалился в беспамятство. Тело начинало гореть, от полученной раны тело слишком быстро слабело. Жар ломил кости, плавил кожу, а дыра вместо глаза умудрялась болеть даже там, в бессознательном. А еще... Еще там были образы, пробудившиеся горячечным бредом. Образы тех, кого он оставил позади. Через кого уже переступил на пути к своей цели. В темноте неясный луч света выхватил тихую улыбку Клоу Рида. Тот лишь взглянул на мага, стоящего в кромешной тьме, и растаял, так и не успев вновь простить своего убийцу. И новый появившийся луч выхватил хрупкую, изможденную фигурку его брата, то ли сидящего, то ли просто парящего в воздухе. Он был запутан в собственных длинных волосах, смотрел на него исподлобья мертвыми и запавшими глазами. Он больше не ждал. Возможно, он никогда не ждал, потому что знал, что брат, взявший его имя, не сможет осуществить подобного. - Мы ждали тебя, Фай... Мягкий, обволакивающий голос раздался из-за спины. Только Фай не мог повернуться, он словно подвис в воздухе, как забытая мастером марионетка. Мог только вздрагивать от ужаса и молчаливо кричать, слыша неторопливые шаги, ощущая его присутствие. - Я же говорил, что всегда найду тебя, мой милый Фай... Где бы ты ни находился, - тонкие пальцы коснулись холодной щеки, но маг все еще не видел владельца этого теплого голоса. Ему и не надо было. Он бы узнал его из сотен тысяч. Потому что именно его, сделавшего проклятого мага членом своей семьи, Фай предал, бросил, сбежал... И теперь почти каждую ночь видел в своих снах. Словно Ашура мог забираться в своем вечном сне в его голову. И обещать... Обещать найти. То, чего Фай боялся больше всего. Не потому, что это грозило ему смертью. А потому что это могло привести к смерти самого Короля. - Ты мой, Фай. Наш. Ты носишь его имя... - тихое шуршание, и его тень, его мертвый брат поднимается на ноги, плывя к нему, касаясь черного пола лишь кончиками пальцев ног. - Ты носишь мое имя - Флоурайт. Ты только наш. И скоро ты присоединишься к нам. Хочется кричать, но изо рта доносится лишь тишина. Но зато перед ним возникает лицо его Короля. Он улыбается. Он прогнал все остальные видения собой. Он хочет погрузить его в то же отчаянье, в которое его вогнал тогда еще юный маг. Он хочет владеть им целую вечность, чтобы отомстить за все. И Фай дергается, ощущая жгучую боль во всем теле. Чувствует, как горячая кровь течет по лицу, размазываемая ладонью Ашуры. Он хочет очнуться, хочет ощутить всю боль сполна. Настоящую, живую, но только не оставаться здесь. - Фай... - шепчет Король, склоняясь к нему, цепко держа его за подбородок, и маг видит, как его братишка тянет свои тонкие руки к нему. В голове бьется крик, Фай просто хочет сбежать. Вот только некуда... В темноту из темноты? Не лучший выход... - Фай-сааааан! Чужой крик прорывает темноту. Король замирает, его брат странно дергается, словно на ниточках, но останавливается. - Фай-сан! Голос Шаорана доносится до него... То на грани срыва, то звонкий, каким он звал его все время... То звучит многоголосье, так они с Принцессой звали его посмотреть на что-то удивительное. Подсознание мага находит единственный способ бороться с кошмаром - найти то, что вывело его из его бездны и показало, что другой мир, светлый и теплый, действительно существует. - Глупый маг. Грубый голос Курогане даже заставляет едва заметно улыбнуться. Надо же, Куропипи и в такое время умудряется его пожурить... Луч света становится шире, и уже можно различить две хрупкие фигуры подростков, и статного воина, уверенно шагнувшего в темень и уверенно протягивающего ему руку. - Мне все равно кто ты, и что ты сделал в прошлом. - всплывает в памяти быстрая, но такая важная фраза, оброненная им. И он смотрит хмуро, словно не замечая двух темных фигур, замерших вокруг Фая. Он требовательно машет рукой. Он не любит отказов. Вот ведь... Упрямый. - Когда-нибудь я выбью из тебя всю дурь! - он почти рычит. И Фай знает, выживи он, и правда выбьет... Шаоран повиснет на его руке, что-то быстро втолковывая. А Сакура замрет растерянным ребенком. Пожалуй, он готов выжить, чтобы взглянуть на эту картину. Вот только спасти его может маг лишь сильнее его, а таковых... А таковые двое спасать его не будут. - Ты не так глуп, каким пытаешься показаться... - уже тише звучит голос Курогане. И все вокруг мигом исчезает, тает в светящемся, ярком калейдоскопе. Тело куда-то несется, но он уже ощущает, что вырвался из этого морока, что еще немного, и он сможет увидеть реальность. Фай очнулся только после портала. С трудом открыл глаз, судорожно выдохнул и схватился дрожащей рукой за одежду воина. Боль накрыла с новой силой, но он честно старался держаться. Курогане не поймет, если Фай умрет слабым и жалким. Их новому попутчику вряд ли есть дело до белокурого мага. А принцесса более не посмотрит в его сторону. Так стоило хоть немного держать лицо перед последним, кто будет с ним до конца. Слишком глупого и быстрого конца.

Юко: Юко вздрогнула и на мгновение ее лицо исказилось растерянностью и ужасом. Едва ли кто-либо мог сказать, что он вообще предполагал наличие в ней подобных чувств. Но ведьма быстро взяла себя в руки. Она знала, что рано или поздно это случится. Знала, что ничего не сможет с этим поделать. И вот он этот момент. Стекло разлетелось вдребезги. высвобождая на свет нечто ужасное и опасное. Юко всем телом ощущала, как вихрь ненависти скользнул мимо. И прежде, чем она успела что-то предпринять, он уже нашел себе новую тюрьму. Новый сосуд. Юко вздохнула и устало опустилась на кресло. "Вт и пришел тот миг", - подумала она, обращаясь к Клоу, и зная, что он не может ее услышать. - "твое дитя выбралось наружу". Ничего хорошего свершившиеся события не предвещали. В последнее время вокруг творилось что-то странное. Воздух был наполнен злобой и раскален, как красное железо. Сакура с ее странным, абсолютно нехарактерным желанием, эти мальчики, вырвавшиеся из ниоткуда. Зеркало... Слишком много всего... Даже обладая многими сведениями о жизнях и судьбах, Юко не могла что-то изменить прямо сейчас. Она переводила взгляд с одного присутствовавшего в комнате на другого и так по кругу. Она чувствовала вселенскую усталость, легшую ей на плечи и жаждала лишь оказаться в одиночестве, чтобы подумать о произошедшем и попытаться найти верное решение. Но сейчас был явно неподходящий момент, чтобы покинуть гостиную. Поэтому она продолжала просто сидеть, внешне хладнокровно поглядывая на гостей. -Добро пожаловать, господа, - размеренно произнесла она. Хотя было ясно, что добром тут в этот момент и не пахло. - Позвольте вам напомнить, что мой дом не место для драк. Если вы сейчас же не внемлете моему предупреждению, я буду вынуждена принять меры. Как радушная хозяйка я все же даю вам шанс сложить оружие по своей воле...

Kurogane: Невероятным образом, но девушка смогла увернуться, да к тому же и выжить! Это ещё раз доказывало, что она необычная. Хотя всё-таки огонь её задел. Если бы не проклятье принцессы, воин бы давно записал Химитсу в его личный список жертв, с убийством которых он повышал всё больше и больше свои навыки, но проклятье мешало ему убивать кого-либо из разумных существ. И вот девушка снова стремится в сторону воина, словно хищный голодный зверь или же послушная собачонка своего хозяина? Неважно, главное - вырубить её здесь и сейчас. И вот настал тот миг контр-обороны, как вдруг Мокона активировала свой портал. Вовремя, ничего не скажешь. Воин просил связаться, а не переносить в непонятное направление, но посчитал, что так могло быть даже и лучше. Возможно, переместившись в другое место, они смогут остановить эту неясную битву и во всём разобраться, хотя воин бы больше предпочел сделать пару переломов. Перед попаданием в портал, Курогане покрепче схватил Фая, дабы не выронить и никому не дать отобрать. Почему же он так заботился о нём? Даже зная, что маг не тот, за кого себя выдает, и постоянно выбешивает воина, Куро не мог его бросить, тот был слишком ценен. Нет, не материально, душевно. Несмотря на его притворство и отдаление от других, Фай всё же пытается каждый раз взбодрить, развеселить их грустное путешествие, он моральный дух команды, без него их квартет не имеет никакого смысла, да и сам воин успел немного привязаться к нему, хоть и не переносил глупых шуточек. И снова это безграничное, спокойное и разноцветное пространство внутри портала, воин тут уже давно не был, не считая то наглое втягивание в чёрный портал "неизвестно кого". Их путешествие немного затянулось, ещё ни в одном мире они так долго не задерживались как тут, а сколько им ещё предстояло пройти? И вот в пространстве открылась дыра, куда все и выкатились. Несмотря на неловкое приземление, не впервой кстати, воин не отпускал мага. Немного усиленно вдыхая воздух, он поднялся на ноги, обхватывая одной рукой Фая, почувствовал как тот очнулся и схватился за тело воина, но Курогане лишь хмуро посмотрел ему в лицо, словно рассерженная мама плохим поступком сына, приговаривая ему "ты у меня ещё получишь", в другой продолжая держать катану, и затем оглянулся. Место казалось знакомым, но лишь отчасти. Сам воин тут никогда не был, но вспомнил где мог видеть. Когда они общались с Юко через Мокону, за спиной можно было разглядеть какую-то часть её дома. Сам же он внутрь дома никогда не заходил, а их первая встреча и "сделка" происходила во дворе. И вправду, не успел он понять что к чему, как голос хозяйки дома привлек внимание. Воин хмуро ответил. - Трудно убрать оружие, когда не знаешь кто враг, а кто друг. Может, ты, мудрая ведьма, объяснишь, что стало с Шаораном и почему он сделал это? - Курогане чуть наклонил голову Фая, показывая ведьме место, где отсутствовал один глаз. - И что с ним теперь будет?

Сакура: Печать жгла ладонь огнем. Сакура невольно вскрикнула и зажмурилась, инстинктивно отдергивая руку. Но холодная ладонь ведьмы крепко удерживала ее. Юко отпустила Сакуру, когда все было уже сделано. Девушка с непониманием уставилась на свое клеймо. Никаких следов ожога. Даже покраснения. Только четкая черная татуировка, слегка подсвечивавшаяся непонятным сиянием, которое, впрочем, быстро угасло. -Это оно? – неуверенно спросила девушка, поднимая взгляд на ведьму. Ей казалось, что обретение сильной магии должно как-то изменить твои ощущения. Но Сакура чувствовала себя как и прежде. Без особых изменений. -Я в порядке, - ровным, непохожим на обычно эмоциональный голос Сакуры, ответила девушка. – Уже ничего не болит. – Принцесса привычно улыбнулась, но ее улыбка была какой-то искусственной, холодной и наигранной. – Теперь я тоже могу собирать карты! – гордо похвасталась Сакура, глядя в глаза воину. – Ты рад? Девушка перевела взгляд на ведьму. – Я все поняла Юко-сан. Спасибо вам. – после этого девушка, казалось, совсем утратила интерес к происходящему, разглядывая свою новую забаву. Но тут произошло что-то необычное, ворвавшись в комнату с шумом. Два Шаорана, Фай, истекающий кровью, Курогане. Сакура растерянно переводила взгляд с одного на другого, все еще силясь понять, почему Шаоранов теперь двое… -Что происходит? – неуверенно спросила она, не обращаясь ни к кому конкретно… Ее интересовал только ответ, а от кого он будет исходить неважно. – Что случилось?

Ризо Ваал-Строут: Ризо не мог с ходу понять произошедшее, но он сделал то, что было необходимо - заслонил собой Сакуру, держа одной рукой ножны полутьмы, другой же слегка выдвинув меч. Любой мастер клинка японской школы мог бы сказать, что в нужный момент вампир сможет одним движением извлечь клинок и нанести удар. Но пока ничего не последовало. Итак, раздвоившийся Шаоран и раненый парень, поддерживаемый воином. Было сражение, и парня ранили... Но почему они здесь и что вылезло из зеркала? Этого вампир не знал и не ослабил бдительности. Но приоритеты расставил быстро: - Юко-сан, у нас тут раненый, а мой род не умеет лечить. - Отметил он, - И... Кто из этих двоих Шаоран? Вампир был спокоен, он знал, что в любом случае успеет отреагировать, если Сакуре будет грозить опасность. Рефлексы Прародителя Мертвых Апостолов позволяли начать действовать быстрее большинства людей, даже самых сильных. А солнце в магазине ему не слишком мешало. Впрочем, он подозревал что ведьма и сама сможет пресечь любые конфликты - волшебник на своей территории крайне опасен.

Химитсу: Пожалуй, от позорного и болезненного падения ее уберегла разве что заложенная в нее реакция. Как только падение в эту непонятную воронку закончилось, и ее словно выкинуло наружу, Химитсу провернулась в воздухе, опускаясь на корточки, прижимаясь здоровой рукой к полу, чтобы удержать равновесие и не упасть. Проехавшись до стены, девушка невольно поморщилась, наконец, вскидывая здоровую руку и прижимая к раненной. Она понятия не имела, что с ней, но теперь, когда возбуждение битвы спало и приказ Тэнно вроде как остался где-то там, на другой стороне закрывающейся воронки, она все же ощутила боль. Руку жгло и хотелось унять уже это ощущение, но от собственного прикосновения стало лишь хуже. Невольно всхлипнув, Химитсу шлепнулась на пятую точку и вскинула голову. Похоже, сюда вернулись все, кто был в том месте. Один за другим появлялись люди, мелькали знакомые и не очень лица. И откуда вдруг их стало больше? И где они вообще? Как всегда быстро забывая о собственном дискомфорте, девушка начала оглядываться. Вот тут она никогда не бывала. Хотя эту высокую черноволосую женщину несомненно видела. На балу, где было весело и здорово. И вот ту хрупкую девушку тоже, у которой Тэнно что-то забрал. Кажется, даже лицо стоящего рядом с ней молодого человека казалось знакомым... Правда, стоило взгляду остановиться на Шаоране, как Химитсу мигом заулыбалась, подскакивая и кидаясь к нему, кажется, не обращая никакого внимания на неподвижную руку. Но в нескольких шагах от него она резко остановилась и перевела удивленный взгляд на второго Хозяина. Их снова два... Как такое могло быть? И... и почему во втором она более его не чувствует? Почему... он кажется чужим, пусть и с таким же лицом? В нем более не было частички Тэнно, это был незнакомый, посторонний для нее человек. Но думать так о Хозяине... Похоже, на нее не обращали внимание, и это было как нельзя кстати. Она была растерянно, потерянна и абсолютно не понимала, что ей нужно делать. Только попятилась назад, забиваясь в угол, мигом забывая и про воина с магом, и про это нелепое существо с длинными ушами, что сейчас летало вокруг них. У нее внутри все дрожало, переворачивалось с ног на голову. Даже ее любопытство утихло, оставляя после себя лишь неосознанный страх. Что дальше? Что ей делать? Почему Тэнно ничего ей не говорит? Почему не смотрит на нее? Почему же не скажет... что делать.

Shaoran: На него не нападали, а потому он решил сделать это сам; увещания бросить оружие его не трогали. Шаоран мало реагировал на окружающих, видя лишь свою цель. Однако кинуться на противника не получилось, хотя он не был поврежден настолько, чтобы тело отказало - с удивлением юноша понял, что что-то происходит, но сообразить, что же именно, он уже не успевал. Глаза на мгновение застлало темной пеленой, будто его с головой закутали во что-то плотное, не пропускающее света; по ногам и рукам схлестнуло, мешая двигаться. Застыв на месте, он задрожал от напряжения, стараясь вернуть себе контроль над телом - но выходило плохо. Мыслей у него и до этого было мало, и сейчас особо не прибавилось. Они все были блеклые, ускользающие, он не мог зацепиться ни за одну. Он просто хотел получить желаемое, добраться до цели, сам не зная ей имени и названия, но точно осознавая, что как только получит искомое - точно поймёт это. Устав сопротивляться, Шаоран выдохнул и закрыл глаза, расслабляя напряженное тело. Но, напротив своих ожиданий, не упал на пол, будто подкошенный, а остался стоять на ногах. Более того, даже продолжил двигаться, правда уже без своей на то воли. Смутное чувство дежавю на мгновение охватило его - казалось, такое уже происходило, когда он был безвольной марионеткой, способной лишь наблюдать.. Но сейчас это не имело значений; ему оставалось только смотреть.

NPC: Выбранная оболочка и правда была пуста, и Существо наполнилось ликованием. Скрутившись узкой трубочкой, "тучка" втянулась в мальчишку, впитываясь в его кожу, проникая внутрь, скользя как можно глубже, спеша укорениться в своем новом вместилище - а потом раздулось изнутри, подчиняя себе полученное тело, быстро беря под контроль каждую клеточку, завладевая малейшей частичкой, заполняя всего его. Это не было сложно. Ему никто не мешал. И вот.. Наконец у него были глаза, чтобы видеть. Рот, чтобы говорить. Ноги, чтобы двигаться. Руки, чтобы делать. Живое, человеческое тело - чтобы быть. Мальчишка на мгновение обмяк, безвольно мотнулась опущенная голова. Но почти сразу он дернулся всем телом, совершил пару нелепых движений, вяло переступил с ноги на ногу и качнул повисшими руками, будто потерял ориентацию на местности и силился прийти в себя. Управлять этим телом было непривычно, но Существо быстро осваивалось. Секунды занял беглый анализ. Тело молодое, но тренированное, достаточно проворное и сильное. К сожалению, сейчас оно было повреждено, но это легко поправимо. Повернув лицо, новый Шаоран нашел взглядом Юко и чуть прищурился. Жаль, что сейчас у него недостаточно сил, чтобы сказать Ведьме "спасибо"; однако, когда он оправится и целиком научится управлять доставшейся ему оболочкой, он несомненно вернется - и вот тогда... Улыбка вышла кривой, бледной, слабой, но ехидства в ней хватало даже так. "Увидимся, матушка." Собственная магия была слаба, но ему снова повезло! Мальчишка владел магией, причем неслабой. Поэтому ему потребовалось лишь отступить в тень, шагнув назад, к стене за спиной, чтобы убраться отсюда подальше - ему тут были заметно не рады, а стычек в подобном положении он не желал. Тая в неестественно сгустившейся тени, Шаоран лишь кинул беглый, но пронзительный взгляд на изумрудноглазую девчонку, запоминая. Ещё из зеркала Существо видело, как та получила что-то полезное от Юко, и это вполне могло ему пригодиться. Через какое-то время он подумывал найти её, чтобы разобраться; но всё это - после. А пока - на волю! Он так долго этого ждал. >>> Улица Далее играю телом носителя.

Syao Lan: Конечно же, клон не среагировал на его предупреждение, чего было еще ожидать от этой пустышки? Тем не менее, Сяо понимал, что даже если бы тот осознал надвигающуюся на него угрозу, то мало что сумел бы поделать. С трудом, а юноша видел втягивающееся черное облачко в тело клона, и недоумевал - что это и зачем ему эта искореженная, пустая оболочка? "Оно вошло в него.." Сяо плотнее стиснул эфес меча, не зная, чего ожидать. С клоном что-то происходило, и наделенный магическим талантом настоящий ощущал, что всё это не к добру. Впрочем, изменить что-либо без дополнительной информации он не мог. Отступая на шаг назад, а потом и на еще один, Сяо поравнялся с той компанией, которую часто видел через своего двойника. Маг, воин, девушка и ушастая зверушка. Он не имел с ними ничего общего, но подсознательно тянулся к единственному, что знал - хотя бы отдаленно. Зрелище его завораживало. Он все смотрел и смотрел на клона, ощущая, как тот наполняется чем-то изнутри. Это больше была не пустая оболочка - в нём снова была жизнь. Чужой разум. Но - чей? - Остановите его! - вдруг понимая, что захватившее тело клона существо сейчас ускользнет, непроизвольно вскрикнул и метнулся на недавнего противника, с силой взмахивая мечом, так что рассекаемый воздух протяжно зазвенел. ..на пару секунд, а он опоздал. Там, где всего секунду назад стоял клон, было пусто, а лезвие вспороло пустоту. Замирая, Сяо опустил меч, скрипнув зубами. Ну вот, упустил! Резко оборачиваясь, он наконец пробежал взглядом по собравшимся. Чужие, незнакомые люди, которых он тем не менее знал - не лично, но всё же. - Ведьма-сан, - с покорным выдохом поприветствовал единственную реально знакомую ему, и меч в его ладони растаял в воздухе. В самом деле, пора было притормозить и хорошенько во всем разобраться. К тому же, он не боялся никого из присутствующих. На любую атаку он сумеет среагировать молниеносно, хотя ему нравилось думать, что на своей территории Юко не допустит новых распрей. Конечно, больше всего Сяо сейчас жаждал кинуться на поиски клона. Но понимал, что не может бросить все на самотек. Этот воин, борющийся за жизнь мага, что пострадал от рук клона. Эта напуганная девочка, сейчас потерянная и забытая. Мужчина подле Сакуры - и, конечно же, сама принцесса: девочка, знакомая ему с детства. - Я настоящий Шаоран, но всё объясню позже, - стараясь выкинуть из головы беглеца и сконцентрироваться на происходящем, ответил Сакуре и сопровождающему её Ризо юноша. Сейчас в самом деле было не до рассказов. Покосился на Курогане, отлично зная, что тот имел ввиду своим замечанием: - Я не враг, - сухо заверил его, мало волнуясь о том, поверят ли ему на слово; а потом шагнул ближе к Юко: - Помогите магу, Ведьма, иначе он умрет.



полная версия страницы