Форум » |.Город.| Владения Фей Вонга » Подземные уровни » Ответить

Подземные уровни

Фей-вонг: Территории, располагаемые где-то глубоко под землёй. Никто точно не знает, где они расположены и как выглядят. Сюда невозможно попасть обычным путём, ровно как и выйти; сюда не ведёт ни одна дверь, отсюда нет выходов. Подземных уровней несколько, и они все разные, разительно отличающиеся друг от друга. От коробочек два на два метра до огромных помещений в виде обширных комнат или бесконечных коридоров.

Ответов - 37, стр: 1 2 All

Kurogane: Воин стоял, не шевелясь, переводя взгляд то на Фая, то на Шаоранов. Здесь явно было что-то не так, он словно чувствовал это, смотря на поведение парней. Они тянулись друг к другу, словно хотели слиться воедино, но потом поведения обоих резко поменялись. Даже слишком, словно эти люди поменялись местами. Шаоран, добрый, старательный и заботливый парниша, вел себя словно не знал их, словно чужой, словно как... противоположный парень, даже Фаю приказал убрать барьер, будто это был не он, а Сяо. Сам же Сяо тоже выглядел не обычно, уставился на руки, заулыбался, и эта улыбка не несла зла, не была ухмылкой, это была улыбка Шаорана, которого они знали. Что вообще творится здесь? Тут заговорил Фай, воин чуть повернул голову в его сторону, кося взглядом по блондину. Курогане уже не сомневался, этот хитрец знает не одну тайну, но воин готов был выслушать всё. Стоя в боевой позе, внимал в нелепые отмазки чародея. Словно муж, застукавший жену с любовником. Хотя, несмотря на это, верил, ведь прекрасно знал, что в таком состоянии Фай вряд ли будет врать. Вздохнул. -Мне не интересно, как ты узнал, мне интересно, ЧТО ты знаешь! И как выберемся отсюда, расскажешь всё! - с грохотом стукнул кончиком лезвия об пол. Блондин был прав, ситуация не подходящая. Про Химитсу воин и совсем забыл, сейчас было не до неё, он даже предположить не мог, что это за существо на самом деле. Когда она резко устремилась на мага, ниндзя даже понять не успел, что произошло, как горло его товарища сжимала женская рука. Она не та, за кого себя выдает, кто она? Люди не могут так двигаться! -Чёртовка! - процедил, сдавливая зубы. Нельзя никоим образом допустить, чтобы она убила мага. Воин схватил меч обоими руками, готовясь напасть и перехватить мага. Но оказалось слишком поздно, последний оказался кинутым прямо в свой барьер между парнями. Девушка же продолжила направление к нему. Прикончить или продолжать избивать, неважно, её нужно было остановить. Куроганэ быстро осмотрелся вокруг себя, возле ног валялось несколько камней. Или отвалились от чего, или тут давно не подметали. Не имеет значения. Несмотря на предков воинов, ниндзя через долгие тренировки и битвы стал лучшим в своей стране, но он не только хорошо махал мечом, а так же метал предметы. Мог спокойно отбивать камнями стрелы, а так же тренировал с помощью них реакцию Шаорана. Подкинул камень, поймал, ухмыльнулся. Никогда не поворачивайся к врагу спиной. Как только девушка развернулась, воин что было силы кинул камень в затылок. Камень летел очень быстро и точно. Развернись она к Куроганэ, камень угодит прямо между глаз. Хоть она явно была не человеком, но, несмотря на это, он её не тренировал, а сам мало знал людей, которые умели чувствовать предметы на расстоянии. -Не трожь его, он мой! Встал в защитную стойку.

Syao Lan: …постепенно мешанина в голове перестала бурлить кашей; теперь всё имело порядок и сложилось в определённой последовательности. Юноша, наконец, получил контроль над своими воспоминаниями, своим телом и своими эмоциями – он словно заново родился, но отнюдь не беспомощным ребёнком; наоборот, сила внутри кипела – его настоящая, врожденная, больше не удерживаемая поводком пленившего его. Сяо вскинул голову, находя взглядом свою копию. Теперь, вслед за свободой воли и своей силой, он хотел получить и то, что потерял ещё в детстве. Половину своей души. Руки всё ещё упирались в невидимую преграду. Юноша мог бы поднапрячься и сломать её, но по сути она ему не мешала. Пока ему нужен был лишь зрительный контакт – и он вовсю рассматривал точный свой слепок, выросший удивительно одинаковым с ним – жесты, лицо, голос, поступки.. Пожалуй, даже те решения, что на жизненном пути принимал клон, выбрал бы и сам Сяо, будь он на воле, живи он своей жизнью. Они были слишком похожими. Наверное, даже могли бы сойти за братьев. Если бы не были смертельными врагами изначально. И Сяо заговорил, наконец: - Всё это время я видел твоим правым глазом. Все события и людей, с которыми ты встречался. Его голос был тихим, но он был уверен, что слова достигают цели. - Однажды тебя создали слепком с меня. И лишь в последний момент я успел скопировать в тебя свою душу, наложив на правый глаз печать. По помещению пронёсся резкий, ледяной порыв ветра, невесть откуда взявшийся в замкнутом пространстве. Замерцав, воздух над головой клона осветился, неудержимо разворачиваясь светящейся пентаграммой, отражение которой проступило в его мигом опустевшем правом глазу. Сяо понимал, что сейчас должно произойти. Отобрав свой кусочек души, он обречёт клона. Впрочем, у того ещё оставался крошечный шанс – и юноша медлил, словно верил в благополучный исход для всех. Ведь те люди, что сейчас замерли вокруг – они любили именно клона, не его настоящего, а этот бездушный слепок; дорожили им, переживали за него; и как бы не зачерствел Сяо за годы заточения, он не мог так просто убить их друга, пускай даже мечтал об этом долгое время. Каждый заслуживал шанса.. - Когда я отдал тебе половину своей души, преодолев зеркало, я сказал: "Держу пари, когда печать правого глаза будет сломана, прежде чем моя душа отделится от тебя, родится твоя собственная душа." Юноша раскинул руки: одну завёл за спину, и когда сомкнул пальцы, в них уже был эфес меча – широколезвенного, с крупной рукоятью; вторую уложил на магический щит, отделявший его от копии – и пальцы вдруг легко, словно и не было преграды, миновали фаевскую линию обороны. - Я сказал: "Я верю, что дни, которые ты проживешь, и люди, среди которых ты будешь жить, вырастят в тебе душу. Но, если время уничтожения печати пройдёт, а души у тебя всё ещё не будет.. если ты продолжишь подчиняться своему создателю и применять только насилие – я тебя прикончу." В его голосе не было злости, не было презрения. Он просто сообщал по факту то, что имело место быть. Рассказывал ту историю, что кроме него больше никто и не помнил.. Протягивая к клону ладонь, Сяо нахмурился, концентрируясь, лишь усилием мысли ломая печать, что брызнула сотней колких, золотистых искорок. Они таяли в воздухе, не достигая пола, и вместе с ними таяла последняя надежда на благополучный, мирный исход; Сяо всем своим естеством ощущал, что не было в стоящем напротив даже толики собственной души, сосуд был по-прежнему пуст и наполнен лишь клубящейся мрачной энергией породившего его. Но теперь, когда печать исчезла, её было невозможно вернуть, и душа, отданная второму Шаорану, должна была вернуться к первому.

Fay D. Flowrite: Все происходило слишком быстро. И Фай прекрасно понимал, что его магия не остановит настоящего Шаорана перед своей целью, тем более сейчас, когда в его глазах мелькнул проблеск сознания - он начал вспоминать, его чувства, его жизнь стали возвращаться в него. Маг понимал, что не имеет права вмешиваться, не имеет права решать за других, но разве он мог так просто отступиться? Ведь этот Шаоран, их смелый и добрый мальчик, не заслужил шанса? Ведь все можно как-то решить, партию можно разыграть по-другому! Сяо помогут воспоминания, он избавился от чужого гнета, он может подождать еще немного, они помогут и ему. Только как донести все это до него? Он знал их всех априори, он видел их поступки и весь пройденный путь, но желал ли он такой жизни? И сейчас он стремился вернуть то, что принадлежало ему. И в эти краткие мгновения не описать то, что могло бы заставить его остановиться. Да, вся жизнь этого Шаорана одна сплошная ложь, он не должен был появляться на свет в принципе, но ведь сейчас он живой, он настоящий! Со своими стремлениями, желаниями... И он дорог им всем, Сакура-химе любит его, и он не должен так просто исчезать! Фай не обращал внимание на боль в шее, он лишь стремился защитить свой барьер, который не станет преградой перед Сяо, который в будущем станет новым великим и сильнейшим магом... Клон замер, вскидывая голову вверх, и печать мигом взвилась вверх, складываясь в пентограмму, давая понять, что надежды не осталось. Она была взломана и восстановить ее было невозможно. Но Фай не мог не рискнуть! Заранее зная, что все его попытки почти не имеют шанса на успех. Но хоть как-то, даже если самому придется что-то отдать взамен... - Нет, перестань, он не готов! - не желая и далее слушать Сяо, маг поднялся, вскидывая обе руки. Он давно не пользовался магией в полную свою силу, но сейчас был не тот момент, когда можно было улыбнуться и умыть руки. Сейчас только он мог хоть как-то предотвратить надвигающееся. - Дай нам время! Еще немного времени! Юноша уже достал меч, он не желал отступать, он ведь тоже прекрасно чувствовал, что у оставшейся оболочки абсолютно пусто внутри, что он не успел обрести то, что позволит ему самому решать как жить, любить и умирать. С ладоней мага рванулись древние руны, мигом устремляясь к пентограмме, стараясь добраться до маленького шарика, вместилища половинки души, которой когда-то пожертвовали, а сейчас требовали вернуть обратно. Но магия лишь ударялась о чужие заклятия, каждый раз озаряя зал яркими вспышками света. Но все было неважно, даже то, что Сяо уже преодолел барьер, Фаю просто нужно было добраться до этого маленького, но такого бесценного шарика... - Пожалуйста... еще немного... - он продолжал просить полноправного хозяина души, словно заклинание или молитву повторяя - "не надо". И его услышали, на какую-то долю секунды судьба оказалась на его стороне, и магу удалось проникнуть сквозь защиту души, мигом хватая теплый шарик, сжимая его в своей ладони. Он не отдаст его так просто, он испробует все, на что хватит времени и сил, чтобы вернуть его на место. Резко отворачиваясь от Сяо, словно так смог огородиться от него, снова одной рукой ставя барьер, но уже между ним и собой с Шаораном, Фай шагнул к замершему юноше, который невидящим взглядом смотрел прямо перед собой. Бездушная оболочка, заполненная лишь магией своей создателя - темной и непреклонной, он не сможет оправиться без чужой помощи, без уже своей родной частички. - Шаоран-кун?.. - неуверенно позвав его, крепче сжимая шарик, маг глубоко вдохнул. У него были только секунды, чтобы принять решение, каждое из которых было хуже предыдущего, но лишь одно верным, но как и все остальные - почти не имеющие шанса на успех.

Shaoran: Как он и думал, в этот раз его маленькое пожелание снова сбылось. Девушку, что помогала ему, Шаоран и не замечал почти. Просто Фай перестал мешать; просто неведомая сила швырнула мага к его ногам; просто всё шло так, как и задумывалось – он не знал, что за план претворяет в жизнь, но осознавал, что так должно быть. К слову, сейчас он почти не слышал ничего вокруг. Не замечал лиц, не реагировал на слова. Для него всё разом потемнело и поблекло, и последнее, что он сумел заметить – была пентаграмма, слабым свечением вспыхивающая над головой, вспышкой слепящая глаза.. ..а потом он стал падать. Всё глубже и глубже, в бездонную чёрную пропасть. Чувства падения почти не было, поэтому и страх не приходил. Хотя, быть честным, сейчас ему было всё равно, в голове было на удивление пусто, а внутри - ни одной эмоции. И он даже удивиться этому не мог. Время словно замерло. Шаоран не знал, сколько уже длится его затянувшееся падение - может, секунду, а может, уже вечность? Эта пустота вокруг настолько затягивала, что он даже не сразу уловил момент, когда что-то изменилось. Рядом стало что-то мелькать - сперва блеклое, едва заметное, беззвучное; но потом пришли цвета и краски, всё затопили звуки: смех принцессы, возмущённый очередным прозвищем голос Курогане, азартное "мекьё!" Моконы, мелодичный перелив Юко, смешливая болтовня Фая, строгие наказы Короля и тихое подбадривание Верховного Мага. Почти забытый голос - спокойный и уверенный, негромкий, - приёмного отца. Звуки дождя, под которым он плакал, пряча слёзы, когда принцесса его не узнала. Лязг скрещённых мечей. Топот десятков ног погони в одном из миров. Рёв невиданных и необычных, но опасных и диких зверей. Потрескивание костра, у которого их компания грелась в лесу. Журчание реки. Оглушительный гомон толпы. Потрескивания, позвякивания, шелестения, грохотания, тихие и громкие звуки - все, что впитала некогда его память. Нарастая, очень скоро они сплелись в одну сплошную какофонию, заставляя юношу вздрогнуть, вскинуть руки и зажать уши в бесплодной попытке спрятаться от фонящего звука. Но он лишь нарастал, затапливая всё вокруг, проникая даже в закрытые уши, рождаясь словно в самой голове. И когда, казалось, Шаоран не выдержит, когда он сам стал кричать, не слыша своего голоса, лишь бы перебить разрывающий мозг своей громкостью гвалт - всё вдруг резко стихло. В звенящей, напряжённой тишине теперь мелькали картинки. С людьми - малознакомыми или близкими, с дорогими и любимыми; с едва запомнившимися пейзажами или хорошо известными местами. Шаоран видел с детства полюбившуюся пустыню, где гуляют злые ветра и барханами стелятся всегда горячие пески. Видел огромный, сияющий своим величием дворец, невольно навевающий чувство трепета. Отцовский небольшой домик. Заваленный картами и кистями рабочий стол. Раскопки, множество и все разные. Мир Пиффл с его диковинными летающими машинами. И особо отложившийся в памяти мир с огромной библиотекой. Огненный кудан. И волшебный меч Хиен. Что-то лопочущая Мокона - беззвучно и смешно. Вихрастый блондинистый маг Фай, увлекающий в очередную дурацкую пляску хмурого японского воина Курогане - они пляшут, взявшись за руки, и по лицу воина понятно, что вот-вот - и он пустит в ход кулаки; а Фай смеётся и вполне осознаёт всю опасность своей шутки, готовый уворачиваться и шутить без устали. Улыбка принцессы. Изумрудные глаза. Короткие, мягкие, пахнущие детством, молоком и яблоками волосы. Испачканный песком подол некогда белоснежной накидки, что они вдвоём пытаются отстирать в тазу с теплой водой. Нежный, звонкий голос - на картинке её губы приоткрыты, она точно что-то говорила, и Шаоран с трудом припомнил, как раньше она произносила его имя: мягко, с напевом, ласково и умиротворённо, с каким-то непонятным затаённым чувством.. Распахнув глаза, юноша сильнее сдавил голову руками. Сакура.. раньше.. она любила его? И столько раз пыталась сказать об этом, заводя разговор об отвлечённых пустяках – но всякий раз грустнея, когда договорить не успевалось? Почему он не смог понять этого раньше? Пока она ещё помнила его. И пока он мог что-то изменить - а не только сейчас, падая в чёрную страшную пропасть, откуда нет возврата.. А потом в черноте родилось ещё что-то. Оно было невидимым, но пугающим. Откуда-то снизу, сбоку, сверху, словно отовсюду - появились тонкие нити. Они рванулись к падающему мальчику, на ходу сплетаясь в ремни и верёвки, жгуты и канаты - и, словно оголодавшие звери, накинулись на добычу. Спеленали ноги, стиснули запястья, удавкой захлестнулись вокруг горла. Шаоран забился. Даже такой, не способный толком испугаться или удивиться, он всё равно испытывал какие-то волнующие эмоции. Это не было страхом, но он был напуган; это не было удивлением, но он был в растерянности. Вокруг не было никого, кто мог бы помочь. Да и не помнил он имён, чтобы позвать. Вокруг не было оружия, чтобы отбиться самому. И не было у него иных способностей, чтобы сражаться без меча. Обессиленный видениями, юноша закрыл глаза. Ему было всё равно. Он устал падать в этой черноте. Устал слушать пугающие звуки. И устал смотреть картинки из прошлого, что теперь стали совсем блеклые; многие из них он уже не узнавал или не помнил - может, сказывалась усталость, а может, он никогда и не знал этих мест и людей. Темнота и тишина опустошали его. А нити утягивали всё ниже, топили в черноте бездонной пропасти, лишая последних сил, гася желания и подавляя оставшиеся эмоции. Светящаяся пентаграмма разбилась сотней искр. Они падали к каменному полу, погасая ещё в воздухе. Спугнутая всполохами света темнота вновь наползала со всех сторон, занимая утраченные позиции и возвращая себе силу. По виску сползла горячая капля пота. Юноша потерял счет времени. И уже плохо понимал, где действительность, а где иллюзия. Но одно он знал точно – ему больше не хотелось беспомощно барахтаться в вязкой черноте. - Шаоран-кун?.. - выхватил его из забытья голос рядом. Кулак вскинулся сам. Не размышляя, Шаоран ударил. Не потому, что был зол или напуган. А потому, что ощущал, как из него что-то забирали - и он тоже должен был забрать, чтобы восполнить. Лишённый эмоций, он действовал на примитивном уровне "взял - отдал - забрал обратно". Это было легко. И это было просто. Рядом стоял маг. Именно он схватил что-то, что скрывалось за разрушенной печатью. Оно принадлежало раньше Шаорану - он это знал, но печали по поводу исчезновения оного из себя не испытал. Пускай. Ведь всё шло по плану; эта уверенность всё ещё жила в нём. А, значит, всё так, как должно быть. - Твоя магия.., - губы шевельнулись, но голос был тихий, пустой, бесцветный. У него забрали всё. Ему нужно было вернуть хотя бы некоторую часть, найти замену. Иначе он не сможет закончить своё дело.. Вскидывая ногу, юноша снова ударил. Сильно, чётко, без промаха - точно по лицу вихрастого мага. И тут же прыгнул вперёд, словно хищник вцепился в свою жертву - сгрёб падающего мужчину за воротник сильными пальцами, удерживая навесу всего одной рукой, не давая сползти на пол. Сейчас ему было плевать, что происходит вокруг или как он сам выглядит со стороны - эта магия, что таилась внутри мага.. теперь он так чётко её видел.. чувствовал, ощущал.. казалось, даже мог потрогать.. и она была нужна ему. Вся. Полностью. Целиком и без остатка. - ..она станет моей. Второй рукой он коснулся мягкой щеки. Вскользь погладил. И сдавил пальцами по обе стороны от голубого, расширившегося от испуга голубого глаза. Прислушался к себе, чтобы не ошибиться - да, источник магии именно тут. Царапая, стиснул пальцы. Склонил лицо, подхватывая языком, пачкаясь в брызнувшем тёплом соке. Облизнул пальцы, вытирая рукавом испачканную щёку. И, прожёвывая, проглотил. "Ещё. Остался ещё один. Второй. И его тоже."

Fay D. Flowrite: Наверное, он слишком верил. Во всех них. В безоговорочную верность Шаорана, в безграничную доброту Химе, в непробиваемую решимость Курогане, и сейчас он даже был готов поверить в себя. Он просто не мог сейчас оплошать, не мог проиграть, только не после того, что уже произошло. Он погубил родного брата, погрузил в вечный сон того, кто заменил ему семью, убил великого мага Клоу Рида, день изо дня предавал всех своих близких людей, он просто не мог сейчас потерять еще и Шаорана! И несмотря на то, что он, пожалуй, ждал чего-то подобного, но все же молниеносный удар оказался неприятным сюрпризом. Учитывая их разницу в росте, удар пришелся аккурат в солнечное сплетение. Из легких мигом выбило весь воздух, и маг невольно согнулся, хватаясь за грудь. Он никогда не отличался особыми физическими данными, и ударов приходилось избегать, чтобы не попасть в плачевную ситуацию, но сейчас он просто не успел среагировать – куда больше его занимал теплый шарик, который он сжимал в ладони, не отпуская даже сейчас. Он не успел позвать юношу, не успел снова окликнуть, получая новый удар, на этот раз в лицо. У Шаорана всегда особенно сильными были ноги, и сейчас Фая просто откинуло в сторону, и он бы обязательно распластался по полу, если бы сильные руки не схватили его за грудки, заставляя оставаться на коленях. Мага мутило, во рту ощущался солоноватый привкус крови, хотелось хотя бы на пару секунд полностью опуститься и отдышаться. Но он не мог позволить себе подобной блажи. Сейчас или никогда – пожалуй, это про всю эту ситуацию. Фай понимал, что происходит. Понимал, что сулят ему угрожающие слова, произнесенные бесцветным ровным голосом. Он не мог справиться со страхом, что рождался в груди и расплывался по всему телу, оставляя за собой неприятный, липкий осадок. Он смотрел на Шаорана, когда-то их близкого и дорогого друга, смотрел испуганно, с немой просьбой во взгляде, словно это могло его остановить. Фай смотрел, как к его лицу тянутся чужие пальцы, как касаются его щеки, останавливаясь у самого глаза. Да, там его магия, там его дар и проклятие. И если такова цена за хотя бы мизерную возможность спасти друга, он пожертвует частичкой самого себя. Око за око – так говорили в его родной стране. - Шаоран-кун… - он лишь крепче сжал шарик в своей ладони, даже и не думая сопротивляться. Такая маленькая жертва ничто по сравнению с целой жизнью этого человека. Он не верил сам себе, что способен на подобное, но тем не менее даже не шевелился, когда пальцы со всей силы впились ему в глаз. Только вскрикнул от обжигающей боли, вскидывая руку с шариком вперед, опутывая ее своим волшебством – тем, которое отбирали, тем, которое еще оставалось при нем. Он хотел поместить этот кусочек души обратно вместе с собственной магией, чтобы они сплелись в тот самый момент, когда Шаоран распахнет уже голубые глаза. Душа осталась в его ладони. Она не желала вновь погружаться в пустой сосуд. Или же Фай просто опоздал на доли секунды, или на целые минуты. Но все оказалось зазря. Оболочка осталась просто оболочкой, которая смотрела на мага разноцветными глазами, перемазанная в его крови. Рука разжалась, и шарик с тихим звоном покатился по каменному полу к ногам своего полноправного хозяина. Фай едва заметно грустно улыбнулся, наконец, обмякая в чужих руках. Он и так держался только на желании сделать хоть что-нибудь, помочь и уберечь. У него не вышло. Снова. И сейчас он безвольным телом висел в железной хватке, теряя сознание от тупой боли, пронизывающей, казалось, все тело, уже не в состоянии удержать ни одного из своих барьеров, которые в последний раз вспыхнули слабым светом и исчезли, оставляя обоих юношей и мага без защиты от постороннего вмешательства. Да они больше и не требовались, и так произошло все, что могло произойти.

Химитсу: Наверное, будь она человеком, Создание бы не почувствовала угрозы. Но ее чутье и реакции изначально были дарованы Картой, Создатель которой был сильнейшим магом всех времен. И Карты были под стать своему Хозяину. Химитсу резко обернулась, вскидывая руку и ловя камень у самого лица, чуть растерянно его рассматривая. Зачем этот человек чем-то в нее бросался? Почему не давал закончить ее задание? - Его?.. - Химитсу посмотрела на воина, затем на блондина в руках своего Хозяина. Надо же, а она думала, что это девушка, ведь выглядела она совсем не так, как... ну, тот же воин, например! - Но я должна его остановить. Она не оправдывалась, не говорила с вызовом - она просто ставила его перед фактом. Ей был дан приказ, она не может не исполнить его, сколько бы еще преград по пути не пришлось преодолеть. И если мужчина тоже хочет встать на ее пути, тогда ей не остается ничего другого, кроме как остановить сначала его. - Он твой? Твой тэнно? - наивно поинтересовавшись, Создание полностью повернулась к Курогане, стоя с опущенными руками, будто и не собиралась нападать или защищаться. Если это было так, то она прекрасно его понимала! Она тоже будет сражаться за своего Создателя, стоять на его защите сколько потребуется. И чего бы это не стоило. Она впервые встречала кого-то еще, у кого, кажется, тоже был свой тэнно, которого он был готов оберегать, становясь ради него живым щитом. Им не отдавали приказа драться друг с другом, поэтому Химитсу с интересом смотрела на воина, совсем не осозновая того, что мужчина стоит в стойке нападающего, готовый в любой момент броситься на нее, если она сделает еще хоть один шаг по направлению к магу. Но, похоже, что больше этого не требовалось. Мимолетный взгляд за плечо, и Создание поняла, что в ее помощи более не нуждаются. Хозяин уже сам занялся мешающим магом, теперь он был ему нужен, и Химитсу просто не имела права вмешиваться. Несмотря на то, что все происходящее ей не нравилось. Ее настораживало что-то повисшее в самом воздухе, что-то почти осязаемо меняющееся. Словно что-то происходило с самим Хозяином. С обоими сразу. Их было двое только мгновение назад, но теперь все менялось. Химитсу лишь ощущала это, не в силах понять и объяснить. Она перевела растерянный взгляд обратно на воина. Весь ее мир сегодня трещал по швам, то и дело менялся, кривился и снова обретал четкость. Еще минуту назад она могла держаться за приказ, следовать к одной цели, не имея пути свернуть, а сейчас, на эти мгновения, она вдруг стала словно принадлежать только самой себе. И что делать, она не имела ни малейшего понятия. Разве что получить ответы от этого хмурого мужчины? Иногда ей помогали даже совсем незнакомые люди, может, повезет и сейчас? - Что делает твой тэнно? Зачем? - ее было сложно понять, изъясняться быстро и понятно она еще не научилась, но была уверена, что воин ее поймет. Она ведь просто хотела знать, почему когда эти трое оказались рядом, все вдруг резко начало меняться.

Kurogane: Курогане слегка удивился, что его атака была легко устранена, но в тоже время чего было ещё ожидать от существа, которое обладало загадочной и мощной силой. Которое смогло так быстро приблизиться к Фаю, использовавшему весь свой потенциал, и швырнуть его. Воин уже был готов защищаться от атаки девушки, поставив перед собой катану боком. Но та даже не думала нападать, наоборот. Её поступки, действия, характер снова, как и в зале, напоминали ему, словно девушка перед ним совсем недавно стала всё осознавать, что вокруг неё происходило. Словно недавно появилась на свет. Хоть Химитсу и не предпринимала ничего, но расслабляться не стоило. Тэнно? Нет, он имел ввиду совсем другое, ну да ладно... Тут заговорил Сяо, рассказывая подробно всё, что с ним приключилось. Теперь это словно был и не тот злой и агрессивный противник, а вёл себя почти как Шаоран. Наверно, переодень их и поменяй местами, воин бы и не догадался кто есть кто. к слову о Шаоране, тот вовсе был на себя не похож. Были случаи в других мирах, когда воин замечал в этом парне странные вещи, на короткий момент его эмоции, чувства исчезали, а его движения значительно отличались. Сейчас была похожая ситуация. Всё так резко менялось и происходило, казалось запутанным, словно это был кошмарный сон, но он прекрасно понимал, что это не так. Кого теперь считать врагом, а кого другом? Особенно после откровения Сяо, их противника или бывшего противника? Судя по рассказу, он был не врагом, но почему так вел себя, не объяснил. Что же делать? Что ему делать? Он только и мог, что стоять в стороне, наблюдая за Фаем и Шаораном, стоящих в магической оболочке, через которую воин никак бы не пробился. Всё так двигалось сумбурно и непонятно, маг пытался неизвестно что сделать с Шаораном и странным шариком, затем Шаоран напал на Фая и сожрал на глазах у всех глаз своего товарища. Воин в ужасе замер, как так? Шаоран, которого они знали, никогда бы так себя не повел, тот добрый и милый парень, который уважал и любил своих спутников, повел себя как монстр. Нет, это был не прежний пацан, теперь это бездушное существо, как и сказал Сяо. Воин окончательно разозлился не на шутку, яростно вскрикивая, сжал катану обеими руками, рванув, словно молния, в сторону уже рассеянного барьера. Нужно было спасти Фая, любой ценой, если он не поторопится, то всё будет кончено. - Он мой!!! Отдай его мне!! Шоорюсен! Катана воина засветилась желтым светом. Оставляя меч в одной руке, а другую опустив и схватив Фая за шкирку, Курогане, что было силы вмазал Шаорану лезвием, отправляя парня в ближайшую стенку. (Благодаря этой технике лезвие не режет, а наоборот сильно бьет и откидывает противников.) Яростно озираясь по сторонам, стал отступать назад, в угол, держа меч перед собой наготове, если вдруг кто-то снова нападет на Фая, верить нельзя никому. Словно дикий зверь защищающих своих детей. Нужно было найти Мокону и связаться с Юко. -Эй, широ маджю, ко мне и свяжись с Юко. Только она могла сейчас помочь.

Химитсу: Мужчина не нападал. Он некоторое время молча смотрел на нее, не отвечая на вопросы, не делая ни малейшей попытки даже шагнуть ближе. Все верно, ведь тот блондин тоже не давал ему приказа драться с ней, верно? Тогда им просто нечего делить и совсем незачем драться. Их Хозяева сами разберутся, не зря же они огородились вполне осязаемым барьером, они не желали, чтобы им мешали. Но почему бы им тогда не поболтать? Но почему-то стоящий напротив воин, кажется, совсем не желал скоротать с ней время. Куда более его интересовало то, что происходит внутри магического купола. Химитсу тоже повернулась, наблюдая за творившимся безумием. Только для нее оно таковым не являлось, она даже понять не могла, что именно происходит. Ее Тэнно что-то забирал у блондина, тот не особо сопротивлялся, только вскрикнул как-то странно, даже Созданию стало не по себе. Незнакомое и неопознанное чувство жалости оказалось неожиданным, но очень неприятным. Даже хотелось подойти и коснуться вихрастых волос, открыто улыбнуться и что-нибудь рассказать. Например о том, что они подружились с его Созданием, этим хмурым, но готовым на все ради него воином. Но она не имела права сейчас вмешиваться, ее Хозяин будет недоволен... Или оба? Ей еще предстояло разобраться в этом. Как только все это закончится. И неожиданно барьер вспыхнул ярким светом, оставляя за собой лишь быстро исчезающую дымку, в которой ясно угадывались силуэты трех юношей. И Химитсу уже сделал к ним шаг навстречу, словно боялась потерять из виду хоть одного из них, как вдруг мимо скользнул воин, устремляясь к своему Тэнно. Это было верно и правильно - быть рядом, желать находиться как можно ближе, оберегая от всего, что могло произойти. Но вот трогать ее Хозяина - это было лишнее. Заложенная в ней программа сработала моментально. И стоило только воину начать отступать, как девушка кинулась следом, переграждая собой путь к Создателям. Этот человек больше не посмеет трогать ее Бога. Никто не смеет. - Мой Тэнно, нельзя, - вот так просто аргументируя свои действия, Создание метнулось ближе, пригибаясь, стараясь поднырнуть под меч и схватить воина за шею и сжимать, пока он не бросит свою ношу. Ее Хозяин не говорил, что этот блондин ему больше не нужен, а, значит, пока он должен остаться здесь. А его охранник не должен быть допущен слишком близко к ее Создателю. И все снова было просто. Даже не имея никаких познаний в искусстве сражений, почти не имея реального опыта битв, она все равно действовала четко, быстро, умело - это уже было в ней, с самого ее рождения. Она сама по себе - воплощенная частичка силы сильнейшего мага всех времен.

Shaoran: Раньше его разрывали сомнения и беспокоили сотни вещей; он переживал и волновался, метался и придумывал выходы... А сейчас всё стало просто. Он вдруг очень чётко видел главное и побочное. И когда все ненужные, мешающие детали отошли на второй план, вдруг оказалось, что на самом-то деле у него было лишь 2 главные цели: собрать Перья и получить силу. И если первое было делом долгосрочным, то второе он мог выполнить прямо здесь и сейчас - чем и занялся, не откладывая дело в дальний ящик. Силу ему мог дать маг. Не добровольно, конечно. Пожалуй, силу нельзя получить в дар; лишь заслужить самому - или отобрать у другого. Для этого нужно быть или сильнее, или удачливее - или просто тем, кого не тронут. Юноша не осознавал, что он именно тот, кого не посмеют обидеть, но ему было плевать на причины. Он просто хотел получить своё. "Источник магии, его глаз. Второй. И этот тоже." Шаоран ещё не до конца разделался с первым фаевским глазом, но уже переключился на второй, жаждя получить всё и разом. Но не успел. Курогане оказался рядом молниеносно, почти незаметно для обычного человека, ибо слишком хороши и точны были его способности и навыки; и всё равно юноша умудрился его отследить, вскидывая голову, на секунду ловя его взгляд, одаривая колючим, холодным, пустым и безразличным, методично пережевывая свою добычу... ..а потом, словно тряпичная кукла, отлетел в сторону от удара, тяжело, всем телом впечатавшись в стену. Руки у него были заняты, он держал желанное, а потому даже не подумал защищаться. В плече что-то резко запульсировало от удара и разлилось по всему телу горячей, колющей волной. "Больно..," - застучало в голове, но он усилием воли взял себя в руки и с трудом, сцепив зубы, поднялся на ноги. Воин не убил его, пока мог, и это было его ошибкой - отступаться Шаоран не собирался. Он заберёт отобранное! В том числе Фая, в котором ещё осталась добрая половина силы. Вторая половина этой силы, кстати, была в юноше. И, не колеблясь, он вскинул неповрежденную руку (вторая плетью висела вдоль туловища, искалеченная ударом Курогане), и из распахнутой ладони принялись рваться голубые витиеватые письмена, путаясь в воздухе друг с другом, ломаясь и крошась, иногда рассыпаясь синеватыми искрами. Мальчишка ломал и подавлял чужую силу, делал её своей, но на это нужно было время. Поэтому первая атака не удалась, письмена лишь образовали ком, который в итоге шарахнул молнией куда-то в сторону, с грохотом разбив каменную кладку стены - и всё стихло. "Проклятье.." Впрочем, спешить ему, похоже, не было нужды. Его противником уже занялась девчонка - та самая, которую он раньше не замечал, но которая помогала ему всё это время. Наивная. Навряд ли он после всего скажет "спасибо". Но, как бы там ни было, она сейчас играла ему на руку, и Шаоран, отвлекаясь, потребовал у воздуха исполнения очередного своего желания: - Мне нужен меч. Это должно будет помочь. Меч - это оружие. А оружие ему сейчас было бы очень кстати! Прирезать того докучающего воина, к примеру. Или выковырять оставшийся глаз у мага. Как ни крути, а одни плюсы. Своё устное пожелание он сдобрил очередной магической атакой, и письмена фаевских заклятий выглядели уже более организованно - цепь из голубой вязи метнулась точно к ушастому зверьку, что призывал Курогане; именно Мокона хранила Хиен, меч Шаорана, самое привычное и удобное для него оружие.

Mokona: Мокона совершенно не понимала, что происходило. Фай от нее только отмахнулся, концентрируясь на происходящем, а Курогане слишком внимательно следил за волшебником, словно тот мог в любой момент снова что-то натворить. Ей только и оставалось, что быть бесполезным зрителем, не способным что либо сделать. Ведь для этого ей нужно разрешение Юко-сама, сама она не творит волшебство, не останавливает врагов, она лишь передатчик, не способный на серьезные самостоятельные действия. Она даже за барьер Фая не могла проникнуть, слишком сильна была его магия. И Курогане помочь тоже, это ведь он всех защищает, что она могла сделать в такой ситуации? Она бы забрала их всех отсюда, если бы только они хотя бы на долю секунды оказались рядом друг с другом! И ее способность чувствовать перо сейчас было абсолютно бесполезно. Да, оно было здесь, прямо в этой комнате... Наверняка в этой девочке, единственной, кого Мокона не знала. Но разве кого-то сейчас интересовало перо? Происходили куда более страшные вещи... - Фаи... - испуганно пискнув, Мокона поджала уши, невольно зажмуривая глаза. Смотреть на то, как друг калечит друга она не могла, но крик мага все равно словно нарисовал перед ней эту картинку, и бедное создание невольно вздрогнуло, отлетая назад, испуганно тряхнув головой. Уйти отсюда, пока им четверым, чтобы снова все услышать, понять, найти способ спасти Фая, вернуться за Шаораном и вернуть его. Таким, каким он был - добрым, верным, смелым... Все обязательно получится, надо было просто оказаться как можно дальше от этого страшного места! Холодный приказ Шаорана оказался неожиданностью. Мокона удивленно моргнула, но уже привычно распахнула рот, из которого мигом показался меч. Истинный хозяин призвал свое оружие, и она не имела права этому мешать. Хотя сейчас этого совсем не хотелось, не после того, что произошло. Но ленты заклинаний уже были рядом, мигом обвили меч, забирая и передавая мальчишку. Этот добрый мальчик теперь казался слишком опасным, и Моконе больше всего сейчас хотелось оказаться подальше, спрятаться у теплого бока мага и переждать, пока кошмар закончится.

Syao Lan: Один из барьеров был преодолен, но вихрастый маг тут же поставил второй - и Сяо нахмурился. Он отлично понимал, что именно блондин пытается сделать, но никак не понимал - для чего? Ведь всё было предрешено заранее, а Фай лишь мешался. ..звякнув, золотистый шарик покатился по полу. Точно к ногам Сяо. Не обращая внимания на творящийся вокруг бедлам, юноша присел на корточки и аккуратно подобрал шарик. У Фая ничего не вышло, и Сяо знал это заранее. И сейчас ни мешать, ни помогать он не собирался. Всё, что его интересовало - это этот шарик, кусочек его души, некогда потерянный и теперь возвращённый. Сжав шарик в кулаке, юноша закрыл глаза. На пару мгновений его окружил мягкий сияющий кокон, в свете которого растворился и "шарик" - и вместе со светом впитался в кожу и одежду юноши. Глубоко вздохнув, Сяо потянулся всем телом, словно проверяя обновку - и медленно раскрыл глаза. Они были пустые, и легкий магический ветерок трепал рваную челку юноши; он быстро поглощал воспоминания, что передались ему вместе с возвращенной частью души. Не его воспоминания, воспоминания клона. Там, среди этих чужих воспоминаний, было так много всего.. Обычного, человеческого. И всё такое простое и доброе, понятное и хорошее. Черное или белое, без примесей. Друзья и враги, доброжелатели и недруги. Приключения и путешествия, сдобренные лишениями или находками. Маленькие радости и маленькие печали. Всё то, что случается в жизни обычного человека. Так много всего.. И почему оно не сделало из клона человека? Затуманенный взгляд наконец прояснился. Стиснув эфес меча, Сяо качнул головой, приходя в себя. И рванулся наперерез клону, прикрывая воина с магом. Он не собирался их защищать, нет. Он не собирался заменять их друга, их маленького лохматого Шаорана; он не собирался становиться вторым Шаораном. Он просто собирался выполнить своё давнее обещание, сдержать старое слово - убить того, что прожил его жизнь, но так и не стал человеком. - Райтен Шорай! - с эхом, звонко выкрикнул юноша, вскидывая меч - и помещение наполнил грохот грома, воздух загудел от статического электричества, темноту разорвало ослепительной вспышкой молнии, что ударилась о широкое лезвие меча Сяо и ярким всплеском метнулась к цели, грозя вот-вот сжечь, разорвать, уничтожить своей мощью.

Shaoran: Выкрикнутое в воздух желание снова сбывалось. Будь Шаоран сейчас чуть более вменяем, он бы точно задумался; а так - воспринял как должное. В ладонь знакомо вписался узкий, прохладный эфес Хиена. Волшебный, огненный меч. Дополнительная магия к недавно полученной. Взмахнув мечом, со свистом рассекая воздух, Шаоран без промедления рванулся к воину, что забрал у него добычу - того лохматого блондина, в глазах которого таилась невиданная магическая сила.. ..и тут же столкнулся с двойником. Тот уже пришёл в себя и выглядел весьма внушительно, хмурый, сосредоточенный.. охваченный жаждой убийства. Это было примитивное желание, что выдавало с головой, и Шаоран его отлично ощущал - то ли фаевская магия помогала, то ли он сам сейчас был примитивнее некуда и чужие банальности видел насквозь. Или же хорошо ощущал опасность и угрозу, исходившие от этого мальчишки. Тормозя и на всякий случай отклоняясь, Шаоран полоснул по двойнику пустым взглядом. Он мешал, но в отличие от остальных людишек эту преграду было так просто не смести. Игнорировать тоже не получалось. Слишком большая мощь на пути к цели, лучше обогнуть. "Обогнуть", - мысленно скомандовал себе юноша. И лоб в лоб кинулся на своего прототипа. Сворачивать и искать обходные пути было не в его стиле; точнее, не для него - просто в нынешнем опустошенном состоянии ему не хватало фантазии и выдумки, просто сейчас он мог лишь идти напрямик, не размениваясь. Стиснув зубы, Шаоран встретил всплеск молнии лезвием меча, рассекая надвое, продираясь сквозь полыхающую завесу. Магия Фая работала сама, защищая мальчишку, придавая силы, охраняя от враждебных магических атак. Почти не встретив сопротивления, с легкостью вспарывая чужую атаку словно пуховую перину, Шаоран молчаливо атаковал. Лезвие Хиена с лязгом встретилось с лезвием чужого меча. Одной рукой удерживая меч, Шаоран медленно поднял вторую руку. Стиснул пальцы в кулак. И что было сил залепил оппоненту поддых, вкладывая в удар всю силу, чтобы сбить с ног, заставить отступить; чтобы устранить помеху. Потому что тогда он сможет поскорее вернуться к магу и поглощению его силы. А потом и к тому воину, что посмел мешаться...

Syao Lan: Обычно молния била без промахов - и без возможностей к отражению. Да и кто (а главное - что?) сможет отразить целую молнию? Сильную, магическую, фактически смертельную. Маг сможет. Но магия Сяо была очень сильна, и отражающий должен был быть сильнее. А напротив стоял клон - лишь слепок, пустой сосуд, без особых навыков и способностей. Да с мечом в руке - а железо, как известно, хороший проводник.. А потому, когда клон таки отразил атаку, Сяо опешил и растерялся, так что не сумел контратаковать. Он даже мысли подобной не допускал, не то чтобы просчитать вариацию, когда клон прорвется через молнию, минует атаку невредимым, скрестит мечи, да ещё и ударить сумеет! Удар пришёлся точно в живот, сбивая дыхание; перед глазами поплыли тёмные круги. От силы удара его откинуло назад, больно швыряя о каменистый пол. В воздух взметнулось серое облачко пыли; приставшая грязь пачкала темный костюм. Сдавленно выдыхая, пытаясь глотнуть воздуха, юноша сцепил зубы. Быстро сжал и разжал пальцы той руки, в которой мгновение назад держал свой меч, но ладонь была пуста - оружие выпало при падении и со звяканьем отлетело куда-то в сторону.. Шмыгнул носом, вытер тыльной стороны ладони оцарапанную щёку. Смотря исподлобья и следя за клоном, сбито дыша, Сяо поднялся мгновенно и довольно резво - не позволяя себе расслабиться, не щадя ран, словно и не его только что приложили поддых со всей силы. Кажется, он допустил ошибку, позволив себе недооценивать эту копию. Тот отразил молнию и сумел выбить из рук меч, неплохо для всего лишь клона, да? Мысленно отвесив себе оплеуху, Сяо сосредоточился. Меч был не проблемой, он намертво привязан к своему хозяину и потеряться не мог; призвать его назад было делом пары секунд. Впрочем, следовало быть осмотрительнее, в следующий раз у него может не оказаться этой пары секунд.. Нахмуриваясь, юноша вскинул обе руки, соединяя ладони - и вырвавшийся всполох магии родил прямо из воздуха широколезвенный меч, взмахнув которым юноша мигом встал в стойку - вскинул меч над головой, вторую руку опуская вниз, держа ладонь напряжённой под углом; вытянулся струной, приподнимая одну ногу и сгибая в колене, словно тонкий журавлик, такой изящный и грациозный, но в то же время опасный и хищный, готовый ринуться на противника своего гнезда и жизнью защищать свою территорию. Секунда, другая, чтобы немного выждать и подготовиться к атаке. "Нападай."

Shaoran: ...вокруг полыхала молния, но ему не было страшно. Словно вообще разучился бояться. Он просто знал, что сможет пройти насквозь, а там, за этими пугающими всполохами, кроется его промежуточная цель - этот мальчишка, так похожий на него. Шаоран чуть заметно нахмурился. Эта привычка была у него с детства, и сейчас он хмурился почти неосознанно. Ситуация в целом ему попросту не нравилась. Пускай он сумел достать кулаком оппонента, и тот был откинут назад, но почти моментально поднялся и снова принял боевую стойку. Логично, что так просто от этого не избавиться, но клону бы очень хотелось, чтобы эта досадная помеха сейчас же бы исчезла! - Убирайся, - холодно приказал он двойнику. Раньше его желания сбывались, так почему бы провидению не помочь ему вновь? Если вдруг этот выскочка немедленно исчезнет с лица земли, Шаоран точно не расстроится. Но мальчишка не исчезал. Более того, вернул себе меч и, кажется, был снова готов к бою. Понимая, что своими размышлениями только дал противнику время подготовиться, Шаоран чуть слышно цыкнул и тоже медленно принял исходную. Мазнул безразличным взглядом, молчаливо принимая вызов - и встряхнул в руке тонкую катану, лезвие которой тут же воспламенилось; взрезал истекающим пламенем лезвием воздух, что тонко запел от силы и скорости взмаха острейшего лезвия; мягко, словно подкрадывающийся хищник, юноша спружинил ноги, напротив тростинкой вытянувшемуся оппоненту пригибаясь, склоняясь к самой земле, раскинув ноги, словно бегун на старте, свободную руку вскинув над головой, а катану выставив перед собой, целя в грудь противника.. Секунда, другая, пока одному плевать, а второй заметно нервничает и хмурится, непонятно чего выжидая. Может, уже не хочет сражаться? А зря, Шаоран теперь так просто не отступится. "Нападай." ..а потом оба срываются, перемешиваясь в едином порыве - взмах мечом, удар ногой, блокировать ладонью и вскинуть кулак - они словно дрались со своим отражением, что зеркально копировало каждую атаку, не давая преимущества ни одному. Оба получали удары, но оба их выдерживали; оба пытались фатально поразить противника, но пока безуспешно.

Kurogane: Но Мокона проигнорировала приказ Курогана, так сильно напугана или не услышала его грозного крика? В любом случае, она вместо того, чтобы связаться с Юко, выполнила приказ Шаорана и дала ему меч. Почему так беспечно? Не успел воин как следует отступить, на него кинулась та нечеловеческая девчонка, такую вряд ли удасться оглушить, эх а как жаль, он то надеялся она будет стоять смирно и не придется пачкать руки. -Твой тэнно говоришь? Хээ Хитро улыбнулся, он был готов к любой внезапной атаке будто кто-то из Шаораном или сама Химицу. Сделал слабый замах, катана за искрилась и -Hama Ryuuou-jin!!! (Рубящий-Демонов, Меч Короля Драконов) Воин махнул мечом вперёд и в этот же миг оттуда вырвалась взрывная огненная волна, стремительно направляясь вперёд, постепенно образуясь в струю, которая случайно продолжает двигаться вперёд, к месту битвы двух Шаоранов и заденет обоих, , если те не отскочат и рассеется в препятствие в виде стены. У Девчонки не было шансов спастись, если не разорвало, то обожгло точно, в одной стране Куро своими огненными техниками валил наповал гигантских летающих птиц монстров. Воин продолжал держать свое оружие на готове, находясь в боевой позе и в полной концентрации, мало ли что...

Химитсу: Воин оказался не так прост, как блондин, которого он сейчас держал в своих руках. Если тот безропотно позволял себя обезвреживать, то высокий чернявый ни в какую не желал понять Химитсу. Она объяснила свои действия, она предупредила, она всего лишь хотела, чтобы никто не мешал ее Хозяину. Не мешал и не причинял вреда. Почему некоторые отказывались это принимать? Нахмурившись, замечая, как загорелся меч у мужчины, Химитсу мигом пригнулась, но не сбавила скорости, лишь метнулась в сторону, собираясь напасть сбоку, уходя от ответного удара. Слишком быстрого и молниеносного... Левую руку мигом обожгло, край юбки полыхнул огнем, но девушка не остановилась. Ей нельзя думать о боли, ей запрещено в такие моменты. Да и потом, она ведь все равно не понимает толком, что это значит... У нее просто есть цель, и она обязана справиться. Потому что это прописано, потому что иначе она не оправдает надежд, потому что иначе ее могут стереть и сделать другого помощника. Еще быстрее, еще сильнее, еще опаснее, если такое возможно. Огненный столп пролетел дальше, оставляя за собой полосу дыма и пепла, из которого Химитсу и выскочила, пружиня от пола, стараясь в прыжке добраться до своей цели, не замечая, как бесполезной плетью повисла обоженная рука, вытягивая вторую, целясь в лицо воину. Может быть, она и не знала в обычной жизни тактик, болезненных точек, правил боя, но сейчас все это в ней просто включалось, одно за другим. Она ведь не человек, ей нечего бояться, кроме того, что Создатель в ней разочаруется. Ей нечего бояться, потому что кто-то за нее уже все заранее продумал. И сейчас она просто знала, что должна добраться до глаз Курогане, должна полоснуть ногтями, чтобы лишить его возможности видеть ее, чтобы отобрать этого блондинистого мага и вернуть Тэнно. Он принадлежал ее Хозяину, что бы там воин не кричал. ... Неожиданный всполох света заставил девушку растеряться. Она вскинула здоровую руку и прикрыла глаза, не понимая, что происходит. Чувство полета, невесомости, чье-то присутствие совсем рядом. Это было нечто другое, чем когда они попали сюда. И вот теперь Химитсу уже не знала, где ее цель, что нужно делать, на кого нападать и где тот, кого она должна защитить.

Mokona: Стоило Сяо схватиться за рукоять меча, и Мокона мигом отлетела подальше, летя на зов Курогане. Все происходящее ей совсем не нравилось! Шаораны не должны драться между собой, эта девочка не должна нападать на воина, Фай... Бросая быстрый взгляд на мага, который без сознания повис на руках Курогане, Мокона спряталась за его плечом, с испугом смотря на вспыхнувший огонь, на отсветы магии, невольно чутко прислушиваясь к звону метала, к звенящему от напряжения воздуху. Курогане прав, нужна Юко! И как можно скорее! Но пока она будет ее вызывать, может же случиться непоправимое! Но имела ли она право вот так воспользоваться своими возможностями? Без разрешения? - Курогане... - беспомощно позвав воина, волшебное существо уже собиралось спрятаться к него под боком, но, замечая краем глаза выскочившую из огня девушку, мигом взвилась вверх. Вопросов больше не стояло. Даже если ее накажут, даже если она не должна была, она не может оставаться в стороне. Потому что потом просто будет уже некого спасать... Раскрывая пасть, Мокона зажмурилась, опутывая всех присутствующих магическим светом, утягивая за собой в другое пространство, потянув их между измерениями в то самое, откуда они прибыли. В то самое, где им всем помогут. Единственное место, о котором могла подумать Мокона в такой момент. К своей хозяйке. К той, что обязательно найдет выход и поможет. Все перенеслись в Магазин Юко



полная версия страницы