Форум » The fall of Clow World » Till the end » Ответить

Till the end

Misa-Misa: [quote]1. Место действия: Магазинчик Юко. 2. Временной отрезок: ночь пятницы. 3. Участники эпизода: Сакура, Сяо, Юко и Химитсу. 4. Мастеринг: пассивный. 5. Краткое описание игровой ситуации: Сяо уносит раненую принцессу к Юко, чтобы просить ее о чем-то, о чем пока сам имеет слабое представление. Впрочем, он знает, что это изменит жизни всех - и его, и принцессы, и даже той маленькой девочки, созданной Картой. 6. Желаемая очерёдность: Сакура, Сяо, Юко, Химитсу [/quote]

Ответов - 6

Сакура: Темнота оказалась густой, обволакивающей и усыпляющей. Сакура погружалась в нее как в толщу океанской бездны. Так же темно и так же мало воздуха. А еще почему-то очень холодно. Впрочем, это как раз объяснимо - солнце не проникает так глубоко... Теперь больше никакого солнца. "Как жаль... я так любила его улыбку и тепло..."- подумала принцесса. Она конечно имела ввиду небесное светило. Ну или думала, что имела ввиду именно его. От того, что лучи тепла не доставали до ее нового местоположения Сакуре было очень холодно. Ее морозило и даже слегка потряхивало миниатюрную фигурку. Девушка не знала, что покинутое сознанием тело бьет мелкой дрожью. Распластанная на кровати кукла больше не нужна была Сакуре. В том теле было тесно и больно. А без него так хорошо, легко и спокойно... Правда немного трудно дышать, но это только потому, что раньше она не пробовала дышать без тела. Со временем попривыкнется. Зато теперь она почти невесомая! И больше никто не может ее заставить делать то, что самой принцессе делать совсем не хочется. Правда... теперь и хотеть-то больше не для кого. Это единственное, что огорчало девушку. Смерть делает тебя очень одиноким. Вечность без друзей... С другой стороны, Сакура знала, что там, на дне этого темного океана, город. Своя жизнь. Для таких как она - для тех, у кого больше нет тела. Стоило в это верить. Куда лучше, чем думать, что ты исчезнешь совсем... Сакура вздохнула, но воздух не попадал в легкие... " Ах да... тут же нет воздуха..."- подумала она и почему-то вдруг расстроилась. Она больше не сможет вдыхать запах молодой травы по весне, не ощутит аромата шоколадного печенья, которое готовил ей Фай и даже скоро забудет, как пахнут яблоки! Как же она любила яблоки! Большие, сочные, с легкой кислинкой. Но больше никаких яблок... Таким как она не нужна еда. Им вообще ничего не нужно. Таким, как она... мертвым. Сакура понемногу привыкала к этой мысли, но вдруг кто-то безжалостный выдернул ее из воды. Кто-то не желал дать ей плыть и дальше, хотел вернуть в то тело, где так больно. Как жестоко так ее мучить. Неужели она так виновата перед всеми, что теперь должна страдать!? Девушка вздохнула, как утопающий, отторгнутый морской пучиной, пытающийся отвоевать еще глоток жизни, но в легкие тут же хлынула вода. Или какая-то другая жидкость. Сакура не знала этого. Она только чувствовала, как больно все обожгло внутри холодом и горечью этой жижи, как она закашлялась из плотно сжатых губ стекла тонкая бордовая струйка... Как странно, в ее теле и так уже совсем мало этой красной влаги, почему же тогда организм так щедро плюется ею? Сакура хотела открыть глаза, потребовать, чтобы ее вернули обратно в невесомость океанской темноты. Пусть лучше холодно, чем так больно. Все ее тело ныло и не было ни клеточки, которая бы не стонала от боли. Но сил разлепить веки не было, а о требованиях не могло идти и речи. Сакура даже не могла обвить своего мучителя руками - они обессилевшими плетнями свисали вдоль тела неизвестного. Ей все еще было холодно, но теперь что-то теплое вступило в бой с ознобом. Кожу прожигало прямо через одежду. Сакура не знала, что это, но снова почувствовать тепло было приятно. Сквозь закрытые веки пробился свет, а переставшие недавно слышать уши вдруг уловили звонкий детский смех... Она больше не чувствовала боли. Она бежала по светло-салатовой траве, недавно налившейся силами, и ее босые ступни приятно холодила утренняя роса. Дыхание немного сбилось, но до пика холма оставалось совсем чуть-чуть, и Сакура твердо решила покорить эту вершину. Там, в конце пути ее ждали. Ее ждало апрельское солнце и Он. Сегодня их общий день рождения, и это так здорово! Так здорово делить свой самый важный праздник с самым лучшим другом! Сакура добежала и, рухнула в траву, улыбаясь солнцу и щурясь. - С днем рождения! - торжественно объявила девочка, пытаясь побороть отрывистое дыхание. - Ты помнишь, что у нас сегодня день рождения? - спросила она, перекатившись на живот и разглядывая сидевшего рядом мальчика. Он как всегда серьезный и молчаливый. Слишком собранный для ребенка. Сакура улыбается ему и думает, как хорошо, что они есть друг у друга. В кармане ее просторного наряда прячется сжатое в ладошке яблоко. Девочка поспешно протягивает подарок мальчишке напротив. - Вот, это тебе! - сообщает она и снова улыбается так тепло, что даже солнце, кажется, уступает ей пальму первенства. Мальчик смущенно опускает глаза, но губы его изгибаются в робкой улыбке и едва различимо шепчут: - Спасибо, принцесса. Сакура со свойственной ей живостью садится рядом и наклоняет голову, чтобы заглянуть в спрятанные от нее глаза. - Ты опять грустный, - растерянно заявляет она. Мальчик, будто испугавшись огорчить свою принцессу, поспешно растягивает губы в улыбке. - Совсем нет, принцесса! - Сакура щурится, взвешивая правдивость этого заверения. - Не грусти! Мы всегда будем вместе! А вместе разве можно грустить? - принцесса протягивает мальчику свою бледную ладошку, чтобы скрепить этот контракт. Мальчик колеблется, но все-таки пожимает протянутую руку. - Я всегда буду защищать вас, принцесса! - обещает он и собирается сказать еще что-то, но поднимается буря. Ветер сбивает их, опрокидывает навзничь и сомкнутые руки легко теряют друг друга. Больше нет солнца. Только темнота и страшный вой ветра. Сакура пытается разглядеть в этой темноте своего друга - он уже встал и теперь повернут к ней спиной. Сакура хватает его за плечо, в немой просьбе повернуться и укрыть ее от непогоды. Мальчик медленно разворачивает голову и принцесса видит, что вместо глаза на его лице зияет бездна. Лицо, когда-то серьезное, теперь выглядит зловещим и Сакура больше не чувствует в этом теле своего друга. Она кричит от отчаяния и боли. Ей больно так, будто это у нее теперь дыра вместо глаза. Пульсирует, тянет куда-то в неизведанность и пугает... Сакура распахивает глаза шире, чтобы просто доказать себе, что у нее все еще есть глаза. Свет режет радужку, но девушка сражается за право видеть, правда очертания лица все еще слишком размыты...

Syao Lan: Переход получается быстрый и занимает считанные секунды, однако этого времени хватает для того, чтобы состояние принцессы ухудшилось. Сяо с тревогой всматривается в лицо девушки, из уголка ее губ тянется поблескивающая матовая струйка крови. Дело дрянь. Если ничего не предпринять, то она истечет кровью еще до того, как он сумеет выторговать у Ведьмы хоть что-то. Юноша закусывает губу. Сейчас, как никогда, он жалеет, что владеет лишь боевой магией. Его дар - врожденный, но он не мог предположить, что однажды ему потребуются не молнии и огонь, а простенькое заклинание лечения. Если бы знал, смог бы позаботиться об этом раньше, но он не предполагал. И у него никогда не было шанса расти и развиваться, учиться новому или на ошибках, как у всех остальных. Он - вечный пленник темного мага, и однажды отомстит за украденное время. Думал, что отомстит. Но приоритеты меняются. Иногда - непредсказуемо. - Держись, - губы шепчут сами, хотя Сяо отлично понимает, что Сакура его не слышит. Ту начинает колотить, она мечется, щурится, будто слепой котенок, что-то неслышно хрипит. Кажется, пытается прийти в себя и понять, что происходит? Лучше бы ей этого не делать. Сяо сжимает руки крепче, стараясь удержать девушку. Она должна лежать смирно и не дергаться, от любого движения кровотечение усиливается - он ощущал, как набухла и стала тяжелой от крови ткань ее платья, как сквозь пальцы сочится теплая влага, когда он сжимает ладони на ее боках, чтобы прижать к себе. "Я должен успеть!" Решительно нахмуриваясь, Сяо кивает своей притихшей спутнице - и спешит к порогу магазинчика. Их выкинуло совсем неподалеку, но даже десяток метров сейчас кажется непреодолимым расстоянием. - Юко! Юко-сан! Сяо врывается в дом с криками, хотя помнит о правилах приличия. Нужно было дождаться на крыльце, Юко наверняка почувствовала его появление и вышла бы сама. Нужно было сперва приветствовать ее и высказать свое почтение - но у него не было времени! Не сейчас. Не теперь. - Юко-сан, спасите ее! К кому он еще мог обратиться? У него не было никого. А она стала ему негласной крестной матерью, личным ангелом-хранителем еще тогда, слишком давно, чтобы помнить мелкие детали. Фей Вонг лишил его всего, а Юко, строгая очаровательная Юко-сан, волшебная, непредсказуемая и загадочная, подарила ему второй шанс. И теперь, когда он мог потерять всё вновь, разве она не поможет ее? В глазах юноши - безграничная мольба. Он сделает все, что скажет ему Ведьма, чтобы спасти эту девочку. Сяо вновь опускает взгляд, с волнением следя за Сакурой. Боится, что она перестанет дышать прямо у него в руках. Ведь спасение так близко! Только бы она выдержала. - Я.. никогда не слышал ее голос, - кажется, его ведет от волнения, Сяо сам себя не контролирует. Слова рвутся против воли, он стискивает зубы, но все равно бормочет, не в силах остановиться. - Видел ее всю жизнь. С детства. Но никогда не слышал. Не мог. И сейчас... Горло перехватывает, взгляд мутится. Сяо никогда в жизни не плакал - просто не успел этому научиться, ему не дали возможности, - но сейчас ощущает влагу на ресницах и мысленно удивляется. Впрочем, это последнее, что его волнует. - ..не дайте мне потерять и ее. Он просит. Он умоляет. Он в отчаянии, в котором не был уже давно. А еще он помнит. Всё, что видел. Улыбку Сакуры. Как шевелятся ее губы. Как хмурятся брови, когда брат обижает ее. Как ветер взметывает волосы и подол платья. Как она краснеет. Или бледнеет, когда заболела. Как что-то звонко кричит в небо, хотя и беззвучно, ведь ему не дано было слышать звуки, лишь видеть. Это цветное немое кино - как же оно ему осточертело! Ему нужны звуки. Эмоции. Ему так хотелось жить. Прожить собственную историю, наполненную приключениями и живыми, настоящими делами. Не просто смотреть, а принимать участие. Боже, как же много он потерял. - Я не хотел знать их.. Их всех. Ее тоже. Но теперь.. - Сяо поднимает взгляд к женщине, он решителен, как никогда. - Но теперь я понял. Я не могу без них. Не смогу без нее, понимаете? Дайте мне шанс - и я все исправлю.

Юко: Юко поморщилась от такого вторжения. Она не любила бестактность и шумиху. Люди вечно разводят панику. Хотя, в этот раз стоило признать уместность некоторой степени волнения. Но поздороваться бы все равно не помешало. Ведьма не стала вальяжно спускаться вниз, как следовало, а небрежно появилась из ниоткуда. Девочки-близняшки забежали в гостиную вслед за пришедшими. Вид у обеих был одинаково виноватый и растерянный, словно сообщавший, что остановить гостей было просто невозможно. Юко кивнула, отпуская этим легким жестом своих слуг. Женщина спокойно смотрела на мальчика, готового разреветься прямо сию секунду. Как быстро он вырос, хоть она и относилась к нему как к ребенку до сих пор... Сакура тоже сильно изменилась за прошедший год. Даже без сознания девочка выглядела более сильной и решительной, чем в первую их официальную встречу. -У семи нянек дитя без глазу, - холодно заметила ведьма и в голосе ее слышались явные нотки осуждения. Столько здоровых лбов не смогли уберечь одну хрупкую девушку. Даже смешно. -Я ждала тебя, - сообщила Юко, медленно оглядывая бледную Сакуру и переводя взгляд на любопытное существо позади Сяо. - Значит, ты хочешь ее спасти? - задумчиво протянула ведьма. Ее невозмутимость поражала, ведь казалось, что каждая секунда промедления будет стоить раненной принцессе жизни. Однако Юко не торопилась вершить свою магию и совершенно точно желала сначала получить оплату таких изящных услуг. - Жизнь очень дорого стоит...- будто размышляла она вслух. - очень дорого... Действительно ли ты готов заплатить любую цену? - пристальный взгляд пронзил юношу насквозь, будто насадив на вертел умелой рукой охотника. - Я вижу, что ты хочешь две жизни..., - заключила женщина, удивленно изогнув бровь. - Две жизни - это почти бесценное желание... Я могла бы его исполнить...- Юко выдержала паузу. Как раз в этот момент Сакура застонала и попыталась шевельнуться. Женщина заметила, что юноша вздрогнул от стона своей ноши. Что ж, кажется, ее партия хорошо разыграна и все идет так, как предопределено. Сяо не хотел ничего общего с друзьями своего клона, но все равно был накрепко связан с ними. - А что если я захочу твою жизнь в обмен на эти две? Или твою магию, всю до капли? Ты расстанешься с такими ценностями? - спросила ведьма и мягко подцепила окровавленный светлый локон Сакуры, после чего со свойственной ей двусмысленностью поймала двумя пальцами подбородок Хими, будто оценивая работу скульптора. - Две жизни за одну - это очень выгодная сделка. Многие бы даже сказали, что я слишком щедра... Конечно, Юко не планировала убивать мальчика. Его жизнь ценна именно в этом сосуде. Иначе все бессмысленно. Но Сяо не стоило знать о планах в голове хозяйки магазина. Ведьма просто хотела получить подтверждение силы его желания. - Думай быстрее, мальчик мой, - посоветовала Юко, - твоя ноша не долго протянет...

Химитсу: Все вертелось, кружилось, спешило вперед! Снова что-то происходило, они спешили, неслись вперед, были среди людей! Как же ей это нравилось! Как замечательно было действовать, быть полезной и нужной, узнавать новое и просто куда-то двигаться. Оставаться в четырех стенах для нее слишком сложно, требует невидимых, но все таки усилий, но сейчас она счастлива. И в своем непонимании тоже. Эта девушка на руках Тэнно просто очередная знакомая- Создание не чувствует ее боли, не ощущает приближающейся смерти, она не связана с ней, она для нее всего лишь временная попутчица. Случись нечто подобное с ее Богом, она бы ощутила опасность сразу. И предприняла все меры, чтобы помочь и уберечь. В ней таились неведомые силы, она могла все, если только Тэнно это захочет. Она Создание, и ее силы ограничены лишь фантазией того, кто держит ее Карту в руках. Если бы она это понимала, она оказалась бы куда полезнее, чем сейчас. Им не пришлось бы идти к Юко, никаких больше сделок, никаких партий, где все они лишь мелкие пешки в руках Ведьмы и ее противников. Она бы перевернула небеса, но выполнила приказ своего Бога. Это было в ее власти. Но ее больше сейчас волновало новое жилище. А ее Господин просто не подозревал, кто действительно находится рядом с ним. - Привеет! - довольно суетясь по уже знакомой комнатке, Химитсу не особо прислушивалась к чужим разговорам. Обычно все вокруг говорили о том, что она пока не знала, а пояснять не удосуживались, так что она искала себе более интересное занятие. Например, осмотреть все полки, потрогать все, что плохо лежит или стоит. Не то чтобы она была плохо воспитана - о каком вообще воспитании может идти речь, когда ей от силы пару лет от роду? Так что она с чистой и незамутненной совестью подхватила какую-то шкатулку с полки и принялась вертеть ее в руках, пока слова Создателя все же не пробились в ее полупустую голову. И вот тогда она вскинула более осознанный взгляд. По новому взглянула на девушку в руках Тэнно и даже перестала метаться по комнате в попытке узнать что-то новое. Она резоннно опасалась, что ее Бог хочет поменять свое Создание. Конечно, она не сможет с ним спорить и примет даже такую участь, но она не понимала, что не так. Почему Тэнно не сможет без той? Зачем она ему? Ведь Химитсу может все. Ему нужно лишь приказать. Лишь записать нужные способности. И она заменит любого. Защитит и пригодится. В этом ее предназначение. Тогда... почему он не сможет именно без этой девушки? - Тэнно... - зовет растерянно, переступает с ноги на ногу, смотрит вопросительно. Она хочет знать, ей это просто необходимо! Потому что она только и существует, чтобы быть нужной. А если она не нужна, то ей тогда и быть незачем. - Я сделала что-то не так? Я не так полезна, как она? В ее голосе нет злости или ревности, эти чувства слишком далеки от нее. Она не успела научиться лжи и притворству, не научилась злиться и раздражаться. По ее глазам видно - это сродни детской растерянности, когда перед ребенком вдруг открывается секрет, который ему еще рано знать. Например, что ты не сможешь быть для Создателя самым любимым созданием...

Syao Lan: Он сказал слишком много. Он сказал что-то, в чем боялся признаться даже тебе. И сейчас, как на духу, вылил все на Ведьму. И она поняла, юноша был уверен. И подыграет ему. Но сделка есть сделка. Сяо кивнул, показывая, что понимает. У всего есть цена. Юко исполняет самые заветные желания. Она видит просящего насквозь и, оценив силу желаемого, просит взамен что-то равноценное. Сяо знал силу своей магии. Магия потомка Клоу была бесценна, неограниченный источник магии, разрушительный в неправильных руках и огромный дар в правильных. Наследием Сяо было беречь ее, сохранить и усовершенствовать, но - он никогда не просил такой судьбы. И сейчас все, что ему было нужно, лежало в его руках. Сакура. И - юноша обернулся - взволнованная девочка из Карты. - Возьми мою магию, - ровным голосом согласился. - Возьми и магию девочки, но сохрани ей жизнь. Он осознавал, что значит жизнь без магической составляющей для мага. Ты станешь пустым сосудом, что некогда обладал могуществом, но.. Ему стоило лишь опустить взгляд к лицу Сакуры или взглянуть в лицо обеспокоенной Химитсу, чтобы понять - он переживет это, он справится. В конце концов, у него почти не было возможности использовать свои таланты в реальной жизни. Так что - обойдется. Что касается его жизни.. Сяо подобрался, крепче прижимая к себе принцессу. Он не сможет защитить ее, если будет мертв. Химитсу пропадет, если он не будет рядом. - Тихо! Помолчи, - шикнул на девчонку за плечом, что взволнованно задавала вопросы. Они объяснятся позже. Не сейчас. Ему предстояло решить важный вопрос. - Юко-сан, - выравнивая сбитое дыхание, юноша постарался успокоиться. Ему нужно было донести эту мысль до Ведьмы. Ту самую, правильную. Он знал, что Юко не потребует подобной цены. Это была проверка. Он должен показать ей, насколько серьезен. И она увидит. Не беспечный юношеский максимализм. Не глупую жертвенность. Сяо вырос. И готов не только к широким жестам, но и к ответственности. - Если я умру, Юко-сан, они останутся одни. Я нужен им так же, как они нужны мне. Я отдам свою жизнь не раздумывая, однако прежде чем умереть.. мне бы хотелось посвятить эту жизнь дорогим мне людям. Пожалуйста, позвольте мне это сделать, - договорил одними губами. Он готов отдать свою жизнь во благо других жизней. Ведь об этом говорила Ведьма, не так ли? Не умереть. А посвятить. Сяо не старался угадать, а лишь говорил так, как чувствует. Впрочем, если Ведьма станет настаивать... Поворачиваясь к Химитсу, юноша кивает со всей серьезностью и передает ей тело Сакуры. Девочка должна понять, между ними - незримая связь. А после решительно поворачивается к Ведьме, сжимая кулаки. Осунувшийся, изможденный, перепачканный в крови принцессы - он хмурится в своей безграничной решимости сделать все правильно. - Я готов. К чему? Ко всему, что посчитает нужным Ведьма. Лишь пускай только Сакура и Химитсу выживут, потому что он в ответе за них. Слишком давно, чтобы кто-то действительно помнил начало этих историй.

Юко: Юко смотрела на троицу, стоящую перед ней. Они такие разные. Все трое. Она знала этого мальчика всю его жизнь. Она следила за ним. И даже любила его по-своему. Он талантливый, удивительный и такой сильный для подростка. Неправильный подросток. Ребенок без детства. Дитя без семьи. Ей было его жаль, хоть и считается, что ведьмам чуждо это чувство. Она была бы и рада ему помочь когда-то, но у каждой сделки есть цена. И оказывать услуги бесплатно она не имеет права. И все равно она приглядывала за ним. Знала его лучше, чем он сам себя. Да и что он понимал во всем этом? Все было решено заранее. За него. За этих девочек. За нее саму тоже. За каждого из нас. Все предопределено. И никто не вправе менять судьбу. Разве что немного подкорректировать… А эта девочка с пшеничными волосами? Хрупкая, такая ранимая и такая сильная при необычайной физической слабости. Девочка, уверенная, что ничего не может. Верящая, что у нее нет дара. А между тем ее дар самый особенный из всех – доброе сердце. Она умеет прощать, любить и отдавать всю себя. Она не эгоистична, незлобива и так открыта миру, что даже после многих разочарований все равно верит в хорошее и ищет его в каждом. Просто удивительное создание для любого из миров. Почти уникальное… И сейчас она умирает. Юко отчетливо видела тонкую ниточку ее судьбы, как отяжелевшая под дождевыми каплями паутинка, она дрожала при каждом слабеньком ударе сердца. Тук. – еще один удар и она вот-вот порвется. Тук. Тук. Юко знала, что ей осталось 20 ударов. Ровно двадцать ударов до поворота. На этой развилке принцесса либо уйдет в мир мертвых. Одна, не забрав с собой никого. Либо останется жить, но теперь уже навсегда связанная с другими судьбами, как мумия в них закутанная. Принадлежащая не себе. Разве скажет она за это спасибо? Юко хмурилась. Это тот случай, когда желание оного может расходиться с желанием другого. И возникает конфликт. Сакура любила Шаорана. Но она любила его другим, знала не его, а только отражение. И как зеркальное отражение отличается от оригинала, так и эти два мальчика больше противоположности, чем схожести… Судьба девочки тоже волновала ведьму. Однако спросить ее саму было невозможно. Юко перевела свой взгляд на неугомонное создание, сновавшее по ее гостиной. Назойливый цыпленок – вот кем казалась эта девочка ведьме. Созданная из пера Сакуры, поддерживаемая магией карты и странным даром девочки, она могла жить. Но если Сакура умрет, что будет с этим существом? Ведь тогда перья Сакуры умрут вместе с хозяйкой. Ведьма прищурилась. Ее черные глаза встретились со взглядом мальчика. Схлестнулись как две рапиры. Он не отводил взора, хоть редко кто выдерживал ее взгляд долго. Ведьма улыбнулась, скрывая за ухмылкой восхищение его силой. Может, и стоит ему доверить этих двоих. Но…что он без магии? Что он в мире, где все иначе? Может ли он стать им опорой там? - Ее укусил вампир, – медленно сказала Юко. – Если не дать ей умереть – она будет вампиром. Таков закон. – Ведьма пожала плечами, выказывая наигранное равнодушие к судьбам пришедших. – Ты хочешь создать монстра? – Мальчик молчал, и решимость в его взгляде не потухла. Он хотел спасти ее любой ценой, даже такой. Может, и без магии он не так уж дурен? – Единственный шанс… - ведьма выдержала паузу. – Я свяжу ваши судьбы. И отправлю в мир, где нет магии. Никакого волшебства, никаких чудес. Никаких вампиров. Ничего, что связано с миром фантазии и силы. Ты станешь просто человеком. Слабым, ранимым, хрупким. И смертным. Ты проживешь не больше сотни лет. И умрешь, обессиленный, дряхлый. Ты не сможешь сбежать из этого мира, потому что это дорога в один конец. Ты все забудешь. Получишь новую жизнь. Вместе с этими девушками. И еще... ваши нити судьбы будут связаны. Если вдруг ты бросишь их – они умрут. Обе. – Юко помолчала, давая мальчику время осознать смысл ее слов. – Уверен ли ты, что останешься с ними навсегда? Даже, когда забудешь мои слова? – Сяо продолжал смотреть на нее без испуга и смятения. Спокойный, уверенный, бесстрашный. - Хорошо, - вздохнула ведьма. – Ты получишь желаемое. Твоя цена – мир без волшебства. И судьба этих двух девочек в твоих руках. Бремя ответственности – самый тяжкий груз в мире. Тук. – Двадцатый удар сердца принцессы и маленький комок в ее груди замер. Нить судьбы обвисла, как оторванная бельевая веревка. Юко сделала легкий жест рукой, подхватив ее и махнула второй рукой будто ножом, срезая нити судьбы еще двоих людей в этой комнате. Три серебряных ниточки извивались в ее ладони змеями. Ведьма связала их в узел и отступила на несколько шагов. Пространство стало размываться. – Прощай мальчик. Держи свое слово. И будь сильным. Конец истории



полная версия страницы