Форум » The fall of Clow World » Give me your magic. » Ответить

Give me your magic.

Томино Миамото: 1. Место действия: Особняк Клоу, комната №12. 2. Временной отрезок: Июль, пятница. День, ближе к вечеру. 3. Участники эпизода: Сакура, Курогане, Фай. Вероятно появление Syao Lan и Ризо Ваал-Строут. 4. Мастеринг: пассивный. 5. Краткое описание игровой ситуации: Курогане с Фаем и Сакурой возвращаются в Особняк, где Сакура, одолеваемая Грехом, пытается уговорить очнувшегося мага отдать ей остатки своей магии. Фай против, вовремя вернувшийся Курогане пытается образумить принцессу. 6. Очерёдность: Курогане -- Сакура -- Фай. Сяо Лан и Ризо - по договорённости.

Ответов - 10

Kurogane: Не торопясь, Курогане с Фаем на руках и Сакурой рядом, подошли к особняку. Сколько уже времени прошло с их прибыва в этот мир? Сколько времени ещё предстоит провести? Остались ли здесь хоть какие перья, а стоит ли о них вообще сейчас заботится? Столько прошло за последние время, в их команде произошел распад, оба Шаорана сбежали, Сакура была сама не своя. Единственное, что грело душу Курогану, это Фай на его руках. Даже если Сакура тоже сбежит, то маг ни куда не денется уже. Теперь они вместе, вместе не будет одиноко и скучно, вместе они преодолеют все преграды, вместе они сила, вместе у них есть цель. Кампания вошла в холл Особняка. Курогане не задумываюсь пошел в сторону своей комнаты, а так как их комната располагалась на втором этаже, следовало подняться по лестнице. На полу в очень редком количестве попадались кусочки пены и в воздухе стоял мыльный запах, как будто кто-то намыленный выбежал из ванной и прошелся мимо. По приближению к лестнице, запах начинал усиливаться, а по самой лестнице так же стекали остатки этой самой пены. Трио поднялись на второй этаж, пол которого тоже был залит пеной. Воин недовольно возмутился -Что за чертовщина тут произошла? Шаркая по пенному полу, Куро пошел по направлению к своей комнате, по пути замечая и заглядываю в одно из жилых помещений под номером 13. Там находились двое людей: беловолосый парень, которого Куро немного знал и недолюбливал, и черноволосая девушка, которую он видел в первый раз. Посмотрев на них секунд 5, Курогане лишь недовольно выдохнул. -Ясно, вот из за кого тут все залито. Не дожидаясь ответной реакции они подошли к следующей комнате под номером 12, комнате Курогане и Фая. Вставил ключ и открыл дверь -Хорошо, что в комнату не залилось. И все же пол был немного в пене, которая пролезла через маленький зазор под дверью. Сама комната как всегда была чистой, а белье уже поменяно, магия Клоу как ни как. Курогане подошел к кровати Фая. -Спасибо - Молвил очнувшийся блондин, Курогане лишь кинул на него свой, как всегда, хмурый взгляд и молвил - За тобою должок. Много не отвеченных вопросов мучали война, но сейчас было не подходящие время для ответов. -Принцесса Сакура, ложитесь на мою кровать, я могу и на полу передохнуть - он спокойно мог отдыхать сидя на полу, да и тем более так намного быстрее можно вскочить и выхватить меч, если что не ладное случится, да и тело в какой-то степени тренируется. Сакура высказала свое желание поесть и он её хорошо понимал, сам давно ничего не ел. - Ладно, отдыхайте - Сказал воин и отправился в Трапезную.

Сакура: Сакуре было совершенно плевать, что происходило в коридоре. Ее заботили совсем другие вещи, более близкие. Кроме того странная усталость навалилась на ее плечи, словно бы мир просел, и теперь небо висит на головами людей, придавливая их сверху. Сакуре казалось, что где-то там, наверху, Боги забыли выключить воду. И теперь она дала протечку. А небо их мира - всего лишь нависной потолок. И вот в результате этого небесного потопа потолок давит на нее, отчего все сложнее идти. И вообще как-то заставлять себя двигаться. Оказывается, это так утомительно... Девушка бы так и лежала на кровати, если бы какая-то червоточина внутри не въедалась в ее сознание. Что-то словно толкало ее вперед. Заставляло думать, действовать. Где-то в глубине сознания, Сакура пыталась отогнать непривычные мысли. "Это не мои мысли!" - думала она, когда план на счет Фая созрел. - Как же не твои? тут же отвечал внутренний голос. Твои. Ты всегда была такой. Сильной и властной. Ты рождена повелевать. Разве не так учил тебя отец? Ты просто забыла. Все дело в этих перьях. Ты вспомнишь, когда найдешь их. Но эти плебеи не очень-то торопятся спасать тебя. Ты должна искать свои перья сама. Собери вокруг себя рыцарей. Ты станешь их принцессой и они свернут горы, чтобы вернуть тебе прошлое. Разве Шаоран рыцарь? Да он только обещает тебе помочь. И где он теперь? А эти двое? Один просто бежит от самого себя и ему плевать, куда нестись. А второй прыгает вокруг него как ручной бойцовский пес. Все эти люди не друзья тебе. Сакура не могла противиться этому. Она хотела возразить... Но в глубине наших душ у каждого своя чернота. Это правда. Сокрытая за семью печатями условностей, морали, воспитания, вежливости, выгоды. Но темное пятнышко есть в каждой душе. Говорят, что побеждает тот волк, которого ты кормишь. И вот теперь светлая часть Сакуры осталась на задворках, а ее чернота подпитывалась сидящим в девушке ядом греха. И побеждала. Сакура приоткрыла глаза, когда дверь за Куро захлопнулась. Она улыбнулась удовлетворенно и как-то слишком зло. - Наивный дурак. Мнит себя таким героем, а сам повелся на глупую уловку, - с презрением прошипела она и даже голос как будто изменился. Сакура приподнялась на руках и осмотрела беглым взглядом лежащего на кровати Фая. Маг выглядел слабым. Внутри ничего не дрогнуло. Сакура встала. Наполненная жаждой получить желаемое, она даже позабыла о недавней усталости. Девушка подошла к краю постели и села на нее. - Ты умираешь маг. - спокойно сказала она, равнодушно смотря на мужчину рядом. - Ты все равно умрешь. А мне нужны твои карты. - Сакура не знала, есть ли у Фая карты. Но разве он признается? Она так же не знала, как действует ее новый амулет на коже. Девушка инстинктивно раскрыла ладонь и Черная картинка вдруг завертелась по кругу. Кожу жгло огнем. Казалось, что уже вся рука горит. Но Сакура как завороженная смотрела на черную связь, протянутую теперь от ее ладони к телу Фая. Как будто сотканная из дыма и пепла нить соединила ее с телом давешнего друга. - Я хочу получить твои карты! И твою силу! - крикнула Сакура, злясь. Она хотела чтобы все скорее прекратилось. Ей было больно. Что-то внутри нее билось как в клетке и просилось наружу. Что-то внутри плакало и стонало. А она все смотрела на вращающуюся картинку. - Ты все равно умрешь. Так отдай мне свою силу! - снова потребовала девушка. Лицо ее исказилось яростью и теперь уже вовсе не походило на милое личико Сакуры. Было в нем что-то зловещее, звериное. Даже демоническое. Сакура не знала. Но чернота внутри нее поглощала ее саму. Юко говорила, что ловец карт имеет страшную силу. И что он будет работать против самой Сакуры каждый раз, когда она решит воспользоваться им. Но Сакура не думала, что все будет так. В ней больше не было жалости, сочувствия, дружеских чувств. В ней больше ничего не было, кроме пустоты и жажды получить свое. Любой ценой.

Fay D. Flowrite: За ним должок. Ну конечно же это так... Курогане даже не представляет, насколько большой и неоплатный. Он спас ему жизнь, привязал к себе, рискуя всем, но не для того, чтобы держать мага на привязи, нет. Просто так воин сможет за ним приглядеть, всегда будет рядом, чтобы вовремя прикрыть своего нерадивого товарища. Он просто не оставил Фаю выбора - всегда быть вместе. И, пожалуй, против вот этой неволи он не имел ничего против. Зато теперь он никогда не останется один, теперь у него есть, с кем разделить свой путь. С кем он будет до самого конца. - Я помню, - с улыбкой откликнулся, хватая его за рукав и несколько мгновений смотря в его глаза, молчаливо обещая быть честным. Им предстоит очень длинный и очень неприятный разговор, и уж если после него Флоурайт останется живым, то тогда уже ничего не сможет отвернуть от него Курогане. Тот и так уже столько всего видел, что впору провалиться сквозь пол со стыда... Раньше Фай считал, что подобная дружба существует лишь на страницах легенд и старых сказаний. Кто же знал, что однажды судьба окажется к нему благосклонна, и он повстречает подобного человека на своем пути? Ему бы отпустить и пройти мимо, но маг всегда был излишне эгоистичен... Воин тихо выходит из комнаты, и Фай вновь прикрывает глаз, давая себе время немного передохнуть. Он знает, что здесь еще Сакура, но сейчас у него нет ни сил, ни желания утешать маленькую принцессу. Пусть простит одного из своих рыцарей, но он сейчас сам нуждается в сильном плече рядом, поэтому... Невольно вздрагивая на тихий голос Сакуры, Фай неверяще смотрит в ее лицо. И будто видит сквозь оболочку, заглядывает внутрь, слышит двойной пульс, разглядывает туман, в котором притаилась их милая маленькая Принцесса. Что с ней произошло? Почему она говорит подобные слова? Кто научил ее? Она ведь сама никогда бы, она ведь считала их друзьями, она бы никогда не отпустила кого-то так просто, она... все видела. Видела, как он убивал. Как кидался в бой, будто оловянный солдатик. А после собственной магией пытался уничтожить все, что его окружало, не задумываясь над тем, что могут пострадать близкие ему люди. Она не простила, она увидела в нем чудовище, наконец-то разглядела ужасную личину за миловидным лицом. И посчитала правильным и справедливым потребовать расплаты. Это так на нее непохоже... Это так ожидаемо, ведь кто-то же должен был его не простить? - Я уже отдал свою Карту, моя принцесса, - Фай находит в себе силы улыбнуться, как и всегда. В любой ситуации и всегда, лучшая маска всегда при нем. Он смотрит в искаженное злостью лицо Сакуры, и ему так жаль ее. Это читается в его взгляде, в его изломленных губах - ей что-то дали, волшебное, магическое, отдающее душком магазина Ведьмы. И теперь оно проникает в это хрупкое создание, завладевает неокрепшей душой, лишенной воспоминаний и своих принципов. Сакура сейчас почти что пустышка, и заполняет себя злостью и желанием помочь себе самой. Это так неправильно, что впору кричать и звать на помощь, но маг упрямо молчит, потому что понимает, это его единственный шанс на избавление. Может же он хоть раз поступить по чести? Один-единственный раз... Не получилось с родным братом. Не вышло с Королем, что заменил ему всех. Так хотя бы с Курогане, хотя бы с ним... Лучше отпустить воина, отбросить мечты о дружбе на века, знать, что он вернется в свой мир, где больше не придется заботиться о маге, бегущем от собственного прошлого, где он просто сможет жить своей прежней жизнью. Без Фая. И это будет честно. Воин заслужил это. - Так жаль вас, Принцесса, - и только поэтому Флоурайт не сопротивляется, впускает в свое тело черные путы, что выворачивали наизнанку, перемешивали все внутри, причиняя боль и так искалеченному телу. Это не было похоже даже на то, как у него вырывали глаз, это было иным... Из него наживую выдирали целый кусок, последнюю магию, что хранилась внутри, разделывали по кусочкам, чтобы собрать все, что пыталось укрыться. И он не выдерживает, хоть и обещал себе молчать. Обещал, да только уже через пару мгновений хрипло закричал, выгибаясь на кровати, невольно пытаясь уйти из-под чужой магии, ловя взглядом глаза некогда их Принцессы. Ни грамма сожаления, ни грамма сострадания. Ей не интересно, что происходит с магом, ей плевать, что будет с ним потом. Ей, как и всем, просто нужна его магия... Как всем. И всегда. И ему вновь приходится надеяться лишь на помощь извне.

Kurogane: Курогане вышел из за двери. Возможно он и попался на уловку, но лишь потому что, Сакуру он знал и Сакуре он верил. Это дитя просто не могла сделать ничего плохого, она всегда была доброй и заботливой, волновалось за них всех и пыталась помочь как можно больше, хоть и не умела многого. По этому ниндзя даже и предположить не мог, что случится в дальнейшем. Курогане не хотел долго задерживаться, по этому Быстрыми шагами направился на первый этаж. Он уже подзабыл где находилась трапезная комната, но пройдя немного по коридору, читая названия помещений, быстро нашел её. Зайдя в комнату он осмотрелся, комната была чистой и пустой. Это даже было на руку. Воин подошел к одному из столиков и подумал про какую нибудь быструю и компактную еду. На столе появились суши запакованные в коробочки для обедов с палочками в комплекте. Курогане ни чуть не удивился такой еде, он ведь родом из Японии как ни как, а эта еда была к нему ближе и родней. Не задерживаясь он взял несколько коробочек и поспешил на второй этаж. Поднимаясь по лестнице он услышал чьи-то крики. "Так отдай мне свою силу!" услышал Куро, поднявшись на второй этаж, со стороны их комнаты. Голос был похож на голос Сакуры. Воин выронил коробки с едой, не от страха, а от того, что поспешил ворваться в свою комнату. Он не верил своим ушам, да и глазам тоже, когда распахнул дверь в комнату. Со зловещим лицом Сакура (или кто-то косил под неё?) сидела на кровати Фая, смотрела на ослабленного мага, а из её вытянутой ладошки струилась дымчатая нит. Нить тянулась в тело мага, от чего тот кричал и выгибался на кровати. От ужаса Курогане покрылся потом, а в горле как будто ком встал. Конечно он был бесстрашным воином, который победил множество монстров и чудовищ, и не редко бывал на границе жизни и смерти, и ни когда при этом не испытывал страха и ужаса, Единственное похожее чувство он испытал когда потерял родителей, то чувство страха была сильней, чем сейчас, но все же. Он ещё никогда не видел, чтобы такая добрая и милая девушка, становилось словно демоном. Нельзя было вот так стоять, нужно действовать. Опомнившись, Курогане подскочил к Сакуре. Воин попытался разъединить эту нить, схватив Сакуру и откинув её на свою кровать, но это не помогло, нить всё ещё связывала её с Фаем. Тогда не оставалось другого выбора как попытаться обрубить её. Курогане выхватил свою катану - Сохи. Взмахнув ей, лезвие катаны засияло желтым светом, воин сделал рубящий удар по черной нити. Нить оборвалась и рассеялась со стороны Фая. Но рано было расслабляться, Куро яростно посмотрел на девушку. -Что черт побери ты задумала? - медленно начал Курогане, повышая свой тон голоса - Ты не Сакура, которую я знал - ещё больше повысил свой голос переходя на крик - Кто ты и что с ней сделала?!?!? АААААА?!?!?!? Мимо глаз, словно прозрачные картинки, стали пролетать обрывки воспоминаний их путешествия. Их самый первый пир, где принцесса ещё спала, а Фай начинал издеваться, но это время было прекрасным. Сакура хотел и была в полу сонном состоянии, но сделала много добрых дел, сама того не подозревая, показала панкам другу, светлую сторону жизни. Много что произошло, но она всегда была добра и невинна, а теперь, словно демон в неё вселился. Как же Куро хотел, чтобы все случилось как прежде - пацан бы вернулся, принцесса снова стала той, кем является и они бы отправились в новый мир. Как же он хотел, чтобы это был сон, но прекрасно понимал, что это вовсе не сон.

Сакура: Сакура смотрела на Фая. Он что-то говорил, но она не слушала. Она вообще не очень-то отслеживала окружающую обстановку, чувствуя себя как-то странно. Словно робот с пультом управления. И кто-то сейчас просто нажимал на кнопки. ЕЕ раздирали противоречивые желания. Хотелось кричать и плакать, спрятаться от всех и больше никогда никого не видеть. Но и получить силу тоже отчего-то очень хотелось. Она текла в ее тело, наполняла кончики пальцев. И руки становились свинцовыми от тяжести. "Никогда не думала, что сила ощущается вот так. И что она такая тяжелая", - подумала Сакура. Фай кричал, а она смотрела и даже не видела его извивающегося тела. Ей было все равно. Где-то внутри что-то тихонько скулило, но девушка, охваченная темнотой перестала прислушиваться к жалобному писку собственной личности. Да и разве расслышишь его за довольным журчанием прожорливой ненасытности, урчащей внутри нее, как оголодавшая бродячая кошка, наткнувшаяся на кусок мяса. И теперь этот мелкий хищник боится выпустить свою добычу из лап. Сакура тоже была добычей. Даже больше, чем мучимый ею Фай. Но она не знала этого. А Фай, кажется, понимал, в чем дело. Он бормотал слова сочувствия. Фай. Тот мужчина, который так тепло улыбался ей всегда. Тот, кто подбадривал ее, был рядом. оберегал. Фай, который пил с ней вечером горячий шоколад. Фай с такими теплыми руками, которые не дают тебе погрузиться во тьму, даже когда ты совсем отчаялся. Но теперь эти руки не могли дотянуться до нее и выдрать из лап прожорливой тьмы. Она осталась один на один с черной дырой в собственной душе. И проигрывала эту битву. Фай улыбается. Та самая теплая улыбка, которую Сакура так любила. Настоящая Сакура бы никогда не причинила боли другу. Она на секунду мелькнула в алчных зрачках этой новой принцессы, даже сделала попытку убрать руку, но путы надежно связывали ее с магом. И сил сопротивляться не было. "Ты что же сошла с ума?" - раздался гулкий внутренний голос. Сакура вдруг почувствовала себя амфитеатром. Внутри было так пусто, что эхо голоса отлетало от внутренних стенок лишенного всякой "начинки" сознания. Он набатом звенел в голове. Хотелось заткнуть уши, и кричать, чтобы его не слышать. "Ты должна завершить начатое. Он все равно умрет. Ты должна дать ему шанс умереть быстрее. Лучше адский огонь, сжигающий за секунды, чем червь болезни, подтачивающий изнутри месяцами. Ты рождена повелевать. Ты - принцесса. Ты решаешь, кому даровать жизнь, а кого пощадить смертью". Самой Сакуре казалось, что эта сила, впускаемая в ее тело, просто убьет ее саму. Ее было так много, что тело словно распирало изнутри, как шар. Ей не хватало места в этом маленьком теле. А Сакура, как и предсказывала ведьма, не умела контролировать новоприобретенное могущество. Не могла она укротить этого зверя. И проигрывала даже здесь. Она не слышала, как открылась дверь. Она даже не сразу поняла, откуда взялся Курогане и что он собирается делать. Грубый толчок опрокинул ее назад. И что-то внутри грозно зарычало, готовясь отбить свою добычу. Их связь с Фаем не разорвалась, но с увеличенным расстоянием стало еще труднее. Казалось, теперь его магия пыталась быстрее наполнить новый сосуд и тело девушки не справлялось с таким напором. Сакура ощущала почти физическую боль. Но она не могла остановиться. Во-первых что-то удерживало ее от этого шага. А во-вторых, она не знала, как прервать эту связь, что вообще с ней делать. Курогане ударил черный туман, и острая боль пронзила руку Сакуры, как будто это по руке пришелся яростный удар воина. Девушка вскрикнула. Черная нить оборвалась и татуировка принялась всасывать серый обрубок хвоста обратно. От этого очень жгло ладонь и чернота принялась разъедать кожу. Сакура с ужасом смотрела на свою руку. Вокруг узора кожа темнела, словно обугленная. И эта темнота, угнездившаяся внутри, теперь расползалась по живой плоти. Ей мало было места в рамках маленького хрупкого тела. Она хотела больше. Она хотела все. Принцесса кинулась на воина. Она не знала зачем, она хотела закончить начатое, хотела, чтобы у этого серо-черного нечто снова была другая цель. Пусть разъедает чужое тело. Не ее. Ее слишком хрупкое. И ей очень больно. Сакура попыталась направить раскрытую ладонь на Курогане. Но у того, видимо, не было ничего примечательного для магического амулета. Так что волшебный символ продолжать пульсировать. Что-то внутри нее будто обезумело от бессильной ярости, от ненависти к этому мужчине, нарушившему ход событий. Сакура кинулась вперед. Резко и неожиданно даже для самой себя. Вот еще секунду назад она лежала на кровати, слабая, распластанная по простыням кукла. А теперь уже оказалась в непосредственной близости от воина. Девушка ощутила холод, лизнувший ее кожу. Странно. ведь на ней была одежда? Как тогда что-то холодное могло проникнуть сквозь плотную ткань наряда? И почему ее вещи вдруг показались мокрыми? пп: простите, ребят. Завал был жутчайший...

Fay D. Flowrite: Прошу прощения, я особо тут не влияю на продолжение, поэтому коротенько и по существу) Пожалуй, так было даже правильно. Если быть честным, магия ведь все отобрала у Фая. Семью, брата, короля, собственную жизнь. Кто он сейчас? И сам точного ответа не найдет, так перекроило и попортило, что до Флоурайта и не докопаться. Так к чему цепляться за то, что тебя прокляло с рождения? Его голубые глаза - как печать прокаженного. И Фаю никогда не понять, зачем их так желают другие. О, он бы все отдал, всю свою магию до последней капельки, только если бы ему в свое время просто позволили жить. Если бы их с братом просто отпустили на все четыре стороны. Даже если бы просто прогнали. Но нет... В том-то оно и проклятье. Легкие пути больше не для тебя. Фай едва слышно хрипит, он больше не может кричать. Не может плакать или чувствовать что-то, кроме боли. Она так привычна, он буквально с ней сроднился. И просто ждет, когда это закончится. Будто все еще не привык к тому, что теперь у него есть тот, кто всегда за него постоит. И кто никогда не отвернется. И окажется рядом тогда, когда ты в который раз потерял надежду. Смирился. И был готов сдаться. Нити обрываются так легко, будто и не было вовсе. Фай невольно хрипло облегченно выдыхает, замирая на сбитой постели. Он так устал от всего происходящего, что готов рассмеяться - нервно, испуганно, на грани. Но вместо этого смотрит на спину воина, что снова его прикрывает. Протягивает руку и касается его рукава, привычно светло и открыто улыбаясь. - Она не виновата, - едва слышно, шепотом, но старательно проговаривая слова. Курогане должен понять, что их маленькая принцесса сама стала чужой жертвой. И, возможно, сама этого еще не поняла. Они не должны ее наказывать. Курогане должен ей помочь. Так как Фай сам не может. Его так потрепало, что маг едва держится. И боится, что чужая кровь возьмет вверх. И вампир заговорит в нем громче, чем волшебник. - В ней магия... От Юко, - Флоурайт прекрасно чувствует чужую силу. И сейчас ощущает не только душок Ведьмы измерений, но и что-то еще. Но в таком состоянии ему не распознать. Но вполне достаточно и того, что Юко дала их маленькой принцессе то, с чем она не может справиться. И вряд ли сможет...

Kurogane: Курогане был зол, зол на всех, но в первую очередь на себя. Он хоть и был силен, но этой силы было не достаточно, чтобы защитить и спасти всех. Воин чувствовал себя единственным, кто был в силах все исправить и вырулить на свои места. Но в то же время он чувствовал себя слабым и не знающим что делать. Хотелось, чтобы все снова встало на свои места, но к сожалению, ему это было не по силам. Если бы парень только был бы тут, возможно он смог бы все поставить на свои места, как раньше, как прежде. Воин хмуро смотрел на Сакуру. Почему же этот ангел превратился в такого демона? Казалось, что из девченки выкачали все хорошее и заполнили злом. Сперва Шаоран напал на Фая, а теперь и она, что же происходило с этими двумя? А Фай как всегда, сколько люлей не получал, все продолжал улыбаться, вот только теперь эта улыбка вызывала жалость. "Она не виновата" еле слышно сказал Фай. Воин перевел взгляд на Фая и потерял бдительность, о чём позднее пожалеет. Кто же виноват? А самое главное что вообще случилось? "В ней магия... От Юко" Магия Юко? Снова эта ведьма! Она никогда не нравилась Курогану - забрала его любимый меч, так ещё и не отправила в свой мир, а заставила путешествовать с этой странной компанией. Конечно, тогда ему это сильно не нравилось, но потом смирился, к тому же повидал много интересного. Насчет ведьмы измерений он так и не изменил своего мнения, та частенько подкалывала воина, вместе с Фаем. Но не смотря на те безобидные шутки, воин все же понимал, что женщина она мудрая, скорей даже мудрее принцессы Томое, в связи с этим, его очень удивил тот факт, что та штука, которая творилась с Сакурой, её рук дело. Юко же все знала наперед и все равно не смогла отказать желанию принцессы? Теперь было ясно к чему была эта татуировка, которую он видел в проулке. -Сила, опасная вещь если ты не знаешь как ей пользоваться, а особенно, если она затмила твою душу. Пока воин обращался к Фаю, Сакура тем временем не успокоилась, а наоборот - стала ещё яростнее и злее. Видать воин нарушил все её дьявольские планы, своими поступками, и девчонка решила отомстить за это. К сожалению, из-за того, что воин смотрел на Фая - не успел среагировать вовремя, из-за чего случилось-то, о чем он сильно пожалел. Вдруг, на пол пути к Курогану, Сакура остановилась и замерла, замерла с лицом недопонимая. Курогане тоже замер в легком ужасе, даже сердце слегка ёкнуло. После того как воин разрубил эту черную вязь, он продолжал держать свою катану, слегка опустив её. Теперь же, кончик катаны входил в бок тела принцессы, откуда медленно вытекала красная жидкость. Кровь, кровь принцессы. -Дура! - Вскрикнул испуганно воин. Он бы никогда, не за что её вот так бы не ранил, даже не хотел бить тупой стороной катаны, чтобы вырубить, даже откидывал он её осторожно, чтобы не поранилась, а тут сама на меч напоролась! Любой другой на его месте бы замешкался, но воин поспешил подхватить ослабленную принцессу и положил её на кровать. Хоть она и натворила дел, это все же была прежняя Сакура, нужно было лишь найти выход как излечить девушку от этого "проклятья". Воин метнулся к шкафу, чтобы взять какую нибудь длинную ткань, для перевязывания раны, как вдруг......

Ризо Ваал-Строут: Ризо, оставив Сяо принимать решение, решил не только полагаться на него - в парня он верил - но и сам все же быть поблизости от принцессы, какой бы бедой это ни грозило. Хотя бы до тех пор, пока не убедится, что остальные и без него справятся. Именно поэтому он быстро отправился в особняк, догадываясь что девушку отведут именно туда. Ответственность сыграла в этот раз с ним злую шутку, притупив опасения по поводу ненормальной жажды крови. Однако не притупила чутье. Уже на пути к комнате Ризо почувствовал неладное - слишком сильно разило магией, причем неприятной. Фая он чувствовал через связь крови, и тому тоже несладко пришлось... Что могло произойти, Ризо не представлял, но он чуял кровь. Кровь незнакомую, сильную, невероятно притягательную для него. Да, кровь крови рознь, и особо сильна и вкусна кровь наделенных силой. Фая он уже знал... Выходит... Принцесса? Но рассудок уже был помутнен, когда он вошел внутрь. Точнее, влетел, торопливо оглядываясь и пытаясь понять, что случилось - Фай не в кондиции, Курогане, и... Сакура, и ее кровь. Первым порывом было подбежать к принцессе и убедиться, что с ней все хорошо. Вот только глаза заволокло кровавой пеленой. когда запах ее крови ударил в ноздри вампира. слишком уж он старался контролировать свою симпатию к принцессе раньше, чтобы сейчас устоять. И когда вампир отшатнулся все-таки, у Сакуры появились еще две ранки на шее, а крови стало куда как меньше... - Убери ее... от меня... дальше... Бегите. - Ризо не был уверен что теперь не поддастся жажде совсем...

Сакура: Мокрое пятно на ее платье растекалось все сильнее. Сакура не ощущала боли - только слабость и странный холод внутри. С каждой секундой в ней оставалось все меньше сил, они вытекали из нее куда-то. "Борись, дуреха!" - в злобной истерике визжал ее внутренний голос. Но теперь настоящая Сакура начинала понимать, что это не ее голос. Ее никогда не был таким истеричным, таким противно-писклявым и таким злым. Девушка открыла глаза, оглядывая сквозь серый туман всех в комнате. "Встань и закончи начатое!" - требовало что-то внутри нее. - "Получи его магию, его силу и останешься жива. Или умрешь. Ты же не хочешь умирать? Не хочешь же пожертвовать собой ради этих жалких рабов, которые не стоят тебя?" - Но Сакура хотела. Настоящая Сакура хотела отдать свою жизнь за каждого из них. Она вдруг словно очнулась, вспомнив все теплые моменты их совместного путешествия. Она видела улыбчивого Фая, обессиленно откинувшегося на подушки и всегда собранного Курогане теперь такого растерянного и испуганного. "Это все я", - прошептала Сакура, все так же неосознанно поглаживая мокрое пятно на платье. От этого оно разрасталось все сильнее, как наводнение, отвоевывающее все больше суши под свое влияние. - "Все я..." - ее голос дрогнул. Сакура ощущала, что силы из нее тянут сразу в три стороны. Будто разрывают на три части. Татуировка на руке желала своего, внутренний голос тоже имел на бедную принцессу какие-то планы. Но теперь и настоящая Сакура встрепенулась, не желая сдаваться на радость этим двоим. Она хотела бороться. Хотела исправить, что натворила, хотела защитить своих друзей. Она хотела встать, подойти к Фаю и извиниться. Хотела потрогать его бледную руку, сказать, как ей жаль, как ей безумно жаль. Хотела вернуть ему хоть толику отданного ей когда-то тепла и силы... Но Курогане вероятно решил, что Сакура желает попытать счастье еще раз и намерена добить бедного мага. Так что добраться до Фая девушке не удалось. Она снова оказалась на кровати. Но теперь сил было еще меньше. Эта попытка отняла у нее слишком много сил. "Простите", - слабым шепотом попросила принцесса. Ей хотелось заплакать, но даже на это не было сил. - "Простите меня..." Она прикрыла глаза, нужно позволить этой слабости завладеть ей. Она изменилась. Что-то злое поселилось в ее душе. Сакура теперь знала это. И единственный способ убить это зло - умереть самой... Ей не страшно. Так она спасет друзей. И исправит свои ошибки. Девушка попыталась расслабиться и не хвататься за реальность. Внутренний голос очень не обрадовался такому положению дел и стал требовать подчинения. Но Сакура больше не хотела никому подчиняться. Она хотела быть собой. Вот и все. Девушка открыла глаза только когда ощутила, как что-то острое врезается в ее шею. Зубы? Не может быть... Перед глазами плыло. Она видела знакомый силуэт. Ощущала, как кровь покидает ее и жалкие остатки силы уходят. И она знала, что так правильно. Пусть. Теперь она спасет сразу троих. Ризо вампир. Вампирам нужна кровь. Все правильно. Так и должно быть. Он столько ей помогал, оберегал ее. Теперь ее очередь. За добро всегда надо платить. Сакура с силой заставила себя поднять руку и положила ее на плечо пившего ее кровь вампира. "Спасибо" - едва шевельнулись ее губы. Она знала, что умрет. Знала, что теперь точно конец. Ризо убьет ее. Выпьет до последней капли. Но в ней больше не было злости. Истеричный голос орал и ругался, но понимал, что проиграл... Однако вампир встрепенулся от ее прикосновения и вдруг отпрянул. Сакура хотела удержать его, чтобы он закончил начатое. Но что она могла? Слабая, уставшая, беззащитная... В ушах гудело, в глазах было темно. Она уже не слышала знакомых голосов, только злой внутренний голос. -"Слабовольная идиотка! Теперь ты просто сдохнешь! Чего ты добилась? Я так рассчитывала на тебя... Ты подвела меня! Ты всех подвела!". Сакура не могла ответить вслух, но мысли ее все еще жили в голове. -Нет! - усмехнулся ее собственный голос. - Это ты проиграла. Теперь мы обе умрем. Я добилась, чего хотела. Я спасла их. Своих друзей. И убила тебя. Прощай.

Syao Lan: Решение вернуться к этим людям далось Сяо не просто. В его голове все еще звучали слова Ризо, и теперь он просто не мог думать ни о чем другом. Вдруг с ней что-то случится. Сяо не был параноиком и не был склонен к преувеличениям. Жизнь, проведенная в заточении, научила его планировать прежде, чем действовать. Каждый свой поступок он выверял дважды, перед тем как в самом деле сделать. Но сейчас - его словно что-то гнало вперед. В висках гулко колотилось, а горло то и дело перехватывало. Вдруг с ней что-то случится. С ней. С той девочкой. Они ведь говорили именно о ней - о той маленькой принцессе, что всю жизнь провела рядом с его клоном. Вдруг с ней что-то случится. Сяо знал почти наверняка, что клон испытывал к ней что-то особенное, хотя и не был на это запрограммирован. Что же касалось его самого.. Мог ли он в самом деле испытывать что-то к той девушке, которую абсолютно не знал? Да, он видел ее много раз. - Чужими глазами. Он видел ее поступки, знал о ее делах и мечтах. - С чужой позиции. Как он мог переживать за нее и относиться к ней тепло, если на самом деле они были не знакомы? Сяо претила мысль схожести со своим зловещим клоном, а это означало лишь то, что Сакуру всю жизнь обманывали, что она полюбила ненастоящего, поддельного человека с ложными чувствами, суждениями и поступками. Все, что делал клон, неправда. Так его запрограммировали. Таким его сделали. Сяо ощутил себя неуютно, словно это он сам всю жизнь врал девушке. Но ведь это не так! Решительно стискивая кулаки, юноша толкнул незапертую дверь в искомую комнату, где обычно собирались знакомые ему незнакомцы. Найти их было не сложно, он знал о них все, а еще следовал точно по пятам за Ризо. Ему казалось, что если он поговорит с этой компанией, то все само собой разрешится. Он объяснит им всем, что им не по пути. Что у них разные цели, а его - смертельно опасна. Что им вовсе необязательно притворяться друзьями и дальше. Он взглянет на Сакуру и убедится, что не нужен ей. ..он был нужен ей. Она лежала в кровати с прокушенной шеей и истекала кровью. Бледная, словно простыня, и слабая, будто неоперившаяся пичуга. Внутри что-то вскипело. Двумя руками отталкивая Ризо, Сяо метнулся мимо воина точно к кровати и подхватил девушку на руки. Это был неконтролируемый импульс, и хотя позже пришло осознание, что ее нельзя перемещать, иначе можно повредить что-то или вызвать усиление кровотечения, сейчас ему об этом не думалось. Сяо заглянул в бледное лицо, девушка дышала очень слабо и прерывисто. Навряд ли умрет прямо сейчас, но если ничего не сделать - долго она не протянет. "Что вы натворили?" Вскидывая яростный взгляд, он осмотрел собравшихся в комнате. Все произошло так быстро, что растерянность на лицах окружающих еще не сменилась испугом или виной. Ничего, вскоре они поймут, что произошло. - Я забираю ее. Сяо клялся себе, что никогда не свяжется с этими людьми. Что забудет эту девочку, знакомую ему с детства. Что пойдет своим собственным путем, где этим троим отщепенцам не будет места. Фай. Курогане. И Сакура. Они были слишком разными. Из далеких миров. Со своими целями и желаниями. Им всем было что скрывать и за что бороться. Но в какой-то момент они все стали семьей. Семьей для его клона. И для него самого. В черных сумрачных водах у него больше никого не было, кроме них. Он пытался себя обманывать, но сейчас, держа истекающую кровью принцессу в своих руках, просто не мог не признаться хотя бы самому себе - они не были чужими. - Я спасу ее, - поспешил заверить собравшихся. Пускай не боятся за жизнь принцессы. И доверятся ему также, как и его клону. Они все любили того мальчика, которого называли Шаораном, теперь и он докажет им, что не такой плохой. - Доверьтесь мне. Он мог бы ничего не добавлять, но отмалчиваться сейчас - не самая удачная мысль. Они должны понимать, что могут верить ему. Что он осознал свою ошибку - и не повторит ее. Поймал взгляд мага, взгляд воина, кивнул вампиру - серьезно и выразительно, молчаливо давая им всем понять: он не даст этой девушке пострадать. Никогда. Ведь он должен закончить начатое слишком давно дело. - Мы уходим, - кинул в сторону Химитсу, подзывая к себе. Она должна остаться с ним, это он знал теперь так же четко, как и осознавал свое желание помочь Сакуре. Опустил глаза к лицу принцессы и неумело, криво улыбнулся самыми уголками губ. Раньше ему некому было улыбаться, он не умел этого делать, но сейчас хотел подбодрить ее, даже если она не слышит его, даже если не видит и не понимает из-за боли и кровопотери, что вообще происходит. - Я рядом, химе. Позволь помочь тебе. Может, он не умел перемещаться между мирами, зато умел - в пространстве. Секунда - и всех троих не стало в комнате. Им предстоял тяжелый разговор с Ведьмой Измерений, которая должна дать им то, о чем они так давно мечтали.



полная версия страницы