Форум » Ролевой оффтоп » Сыгровка 4. Сплендид и Фэй Вонг » Ответить

Сыгровка 4. Сплендид и Фэй Вонг

Fay D. Flowrite: Сплендиду повезло меньше, чем остальным. Полностью придя в сознание, он оказался не брошенным в подвале, не забытым и списанным со счетов, а в самом эпицентре событий - лаборатории Фэй Вонга один на один со своим Создателем. Пытаясь пробудить запрятанные в химере способности, Темный Владыка не гнушался никакими методами. Только вот незадача - у бельчонка напрочь отсутствовали эти самые способности. Но разве Фэй Вонг так просто сдается?.. Ситуация: Сплендиду предстоит провести не один час в лаборатории, подвергаясь устарашающим экспериментам. Боль, отчаянье, непонимание, страх - пробудит ли это силы новоиспеченного человека? Или окончательно сломает, и он окажется очередным неудачным творением? Порядок отыгрыша: Фэй Вонг, Сплендид

Ответов - 10

Фей-вонг: Очередной экземпляр. Этот хотя бы был живым, органы функционировали нормально, память вложенной души прижилась и, похоже, причудливым образом сплелась с воспоминаниями самого зверька. Любопытный случай.. Впрочем, диковинки чужого подсознания искренне не волновали Фей Вонга; ему нужен был результат. Некоторое время он следил за очередной химерой, нависнув над образцом надгробной плитой. Она была более человечна, чем все остальные его творения. С яркими эмоциями, цепким умом и достаточной физической подготовленностью; плюс по умолчанию заложенные в это хлипкое тело способности должны были сделать его уникальным. Пожалуй, даже можно было бы считать этот вариант идеальным. При условии, что тот окажется приемлемо озлобленным для вселенских чёрных планов и достаточно верен Творцу. Впрочем, к чёрту теорию. Пора было проверить на деле. Мальчишка всего как пару часов пришёл в сознание - достаточный срок, чтобы понять и осознать; иные его предшественники не проживали и пяти минут, незамедлительно отправляясь в утиль за негодностью. (Пожалуй, по этой паре часов можно было судить об особом отношении Фей Вонга к данному экземпляру.) Привязи, которыми химера всё это время был прикреплён к лабораторному столу, звонко разорвались. Невидимая рука за шкирку оторвала его в воздух и бесцеремонно швырнула на пол. - Поднимайся. Наверное, нужно было подопнуть мальчишку ботинком под рёбра, но мужчина был выше этого. Он знал кучу более изощрённых способов доставить боль и помучить любое из существ всех известных ему миров. - Покажи мне, на что способен. Получившийся мальчишка выглядел абсолютно обычным.. Но в нём должны были быть скрыты неведомые силы - по крайней мере, Тёмный Владыка рассчитывал именно на это.

Splendid: Наверное, Сплендиду просто в очередной раз повезло. Потому что всего секунду назад было страшно, больно и холодно. А потом – провал в спасительную темноту, и вот ему уже вроде как тепло и светло. Даже слишком светло – видимо, именно от яркого света, направленного в глаза, юноша и очнулся. И тут же зажмурился обратно, пытаясь закрыться от света рукой. Странно, но... не получилось. Он еще раз дернул передней лапой, потом задней – все тщетно. А потом его накрыла тень и Сплендид смог открыть глаза. В ореоле желтого сияния над ним нависла темная фигура человека. Она закрывала собой все поле зрения, и Сплендид видел только ее. И в то же время – абсолютно не видел, поскольку, полностью загораживая собой свет, она оставалась абсолютно черной. Но зато Сплендид прекрасно чувствовал направленный на него внимательный взгляд. Очень-очень неприятный взгляд, хотя прямой агрессии он не ощущал, как не ощущает прямой агрессии червяк, волей случая угодивший под колесо телеги. И еще – это он не чувствовал даже, а каким-то образом знал априори – этот человек напрямую был связан с его пребыванием здесь. В этой комнате, в этом мире, в этой жизни. Как? Почему? И главное - зачем? – он естественно не знал. Человек отодвинулся, свет снова резанул по глазам, и оцепенение спало. А Сплендид вновь дернулся в попытке пошевелить хоть какой-нибудь частью тела. Результат этой попытки оказался еще более плачевным, чем прошлой. Мало того, что ему удалось только чуть повернуть голову в бок... юноша вдруг осознал, что у него отсутствует хвост. Совсем. Напрочь. Состояние из «немного не по себе» перешло в стадию «что за чертовщина»… Сквозь прищуренные веки, Сплендид краем глаза продолжал следить за темной фигурой. Темная фигура в свою очередь смотрела на него. И, пожалуй, самым логичным способом выяснить, что все-таки за чертовщина происходит – было узнать у этого самого человека, тем более как раз выпал такой шанс. На него не нападали, а значит, можно было немного нарушить баланс между страхом и любопытством в пользу последнего. Как это сделать, Сплендид не успел даже предположить... То, что обездвиживало его ранее, вдруг исчезло, а невидимая сила оторвала его от горизонтальной поверхности и бросила вниз. От неожиданности юноша не успел толком сгруппироваться и больно приложился плечом о пол. А потом человек заговорил. В голосе ощущался приказной тон, и лишь спустя несколько мгновений Сплендид осознал, что от него хотят. А человек действительно приказывал. И вместе с этим пришло еще одно озарение – Сплендид понял его речь. Это потрясение было почти сравнимо с ужасом от потери хвоста. И только поэтому он, словно подчиняясь приказу, попробовал перевести тело в вертикальное положение. Впрочем, сейчас он был на чужой территории и плохо осознавал окружающую обстановку, а значит, вступать в конфликт с неведомой силой, хотя от нее и разило опасностью, было, по меньшей мере, глупо. К тому же, вопросов к странному человеку у юноши с каждой секундой становилось все больше. Подняться Сплендид смог. Вот только этим, пожалуй, и ограничивалось то, на что он был сейчас способен. А судя по недовольному пристальному взгляду, этот неприятный тип имел в виду что-то еще. Что именно – молодой человек не понимал. В голову опять влезла мысль о наличии отсутствия хвоста. Почему-то эта утрата казалось очень важной и имеющей непосредственное отношение к происходящему. А этот человек – он точно знал о происходящем всё. И Сплендид решился на отчаянный шаг: он попробовал воспроизвести человеческую речь. Свистящий звук, который у него поначалу вышел, мало был похож на речь «темного». Но Сплендид сделал над собой усилие, сосредоточился и… закашлялся от еще одной неудачной попытки. С третьего раза получилось несколько отдельных слов. С четвертой – почти целостная фраза. Это оказалось не так уж сложно: как будто бы он знал, как это делается, но ему немного не хватало опыта. - Хвост. Мой хвост. Где он? И где я? Звук речи иногда прерывался шипением. Но Сплендид, упорно глядя на человека, закончил свой вопрос и выжидающе склонил голову на бок.

Фей-вонг: Он понял его. Это Фей Вонг увидел по глазам, по выражению лица мальчишки. Что ж, неплохое начало. Если они могут контактировать, то несомненно смогут и посодействовать друг другу. Отступив немного, мужчина терпеливо ждал. В запасе у него была вечность; хотя, несомненно, столько ожидать он не собирался. Впрочем, вместе с тем он прекрасно осознавал, что сейчас в голове химеры, должно быть, каша. Однако церемониться и сюсюкаться с ним тоже не собирался - ничто не помешает создать ещё одного такого же, если этот вдруг случайно умрёт. И ещё. И ещё, при необходимости! Наконец, хлипкое тельце оказалось в вертикальном положении. Маг смерил тщедушного сопляка изучающим взглядом. Пацан пацаном, обычный оборванец, ни дать ни взять. И если бы не пронзительный взгляд из-под алой ленты маски, ФВР уже давно бы плюнул на это неблагодарное занятие. Но он отчего-то был заинтригован. И всё ещё выжидал, давая мальчишке совсем немного времени на адаптацию. - Занятно, - после продолжительной паузы, вдоволь наслушавшись поцокиваний и шипящего шелеста, что издавал недавно созданный, только и процедил Фей Вонг. Не то чтобы он был впечатлён. Но - порядком удивлён. Этот экземпляр оказался первым, кто додумался подключить мозги и попытаться заговорить. Надо отметить, получилось у химеры довольно быстро. Уже через пару мгновений тому удалось составить пару осмысленных, грамотных предложений. Поразительно. - Сейчас тебя не должно это волновать, - в обычное время мужчина никогда бы не ответил столь низшему существу. Но этот, пожалуй, заслуживал капельку поощрения. - Загляни в себя и найди то, что заинтересует меня. Иначе.. Отступив ещё немного, Фей Вонг многозначительно стих - и как-то само собой оказался в излюбленном кресле, что, казалось, услужливо материализовалось прямо из клубящегося по углам сумрака. Расслабленная поза, насмешливый изучающий взгляд, невесть откуда взявшийся тонкий бокал в правой руке - кажется, его ждало неплохое развлекательное зрелище. И он уже был готов внимать. "Хлеба и зрелищ! Покажи мне чудо," - тихий щелчок сухих пальцев, и всё та же невидимая сила подхватила бельчонка за загривок, подшвыривая высоко под потолок. А потолки тут были высокие, свободные пространства тёмный маг уважал. Король начал своё победоносное движение по шахматной доске. Пешка в опасности и неминуемо должна быть срублена.. если не сумеет оказаться достойной и полезной. Ну или хотя бы достаточно ловкой и вёрткой, чтобы пережить все маты каверзы.

Splendid: Определенно, Сплендид себя переоценил. Потому что он снова не понимал, что имел в виду этот странный тип. Нет, все слова человека были понятны по отдельности, но вот сложить из них какой-то подходящий под ситуацию образ не получалось. Впрочем, оставались интонации – и интонации Сплендиду не понравились. Кажется, в них было что-то вроде «нет», еще что-то напоминающее угрозу и снова приказ. И похоже, хвост ему возвращать не собирались. Но человек не спешил нападать – он даже отсупил на несколько шагов. Все это не укладывалось в голове Сплендида, и опять же единственным ответом на все вопросы был стоящий перед ним человек. И юноша сделал еще одну попытку наладить контакт. С одной стороны, что-то внутри подсказывало ему, что для этого нужно подойти и обнюхать собеседика. С другой - что нужно особым образом напрячь мышцы лица и оскалиться... Он не успел сделать ни того, ни другого, потому что случилось то, что заставило его по-настоящему испугаться. Тьма, мирно дремавшая в углу, вдруг услужливо подползла к ногам человека и преобразилась, превращаясь в материальный предмет. А затем человек оскалился и выхватил – прямо из воздуха – еще один предмет. Это все... Тьма, воздух, неживые предметы – они подчинялись ему! Будто парализованный, Сплендид смотрел на темного человека. Как обезумевшие, метались в его голове неясные предчувствия и опасения. А потом вдруг разом сложились в одну картинку: темный хотел, чтобы он, Сплендид, тоже ему подчинялся. Не просто подчинялся, а делал то же, что эта тьма и эти предметы – то есть делал невозможное. Ведь не могут вещи появляться сам по себе, и не может воздух вдруг становиться вещью! Сам Сплендид этого не хотел. Сам Сплендид вдруг четко осознал, насколько опасен этот темный. Но еще он почему-то очень сильно не хотел вступать в противостояние с этим человеком. Может, все-таки попробовать его обнюхать... Неожиданно потеряв опору под ногами, он даже не сообразил что произошло. Но оказавшись в воздухе инстинктивно расправил перепонки на лапах и вильнул хвостом, меняя направление полета. Манипуляция не произвела должного эффекта, и молодой человек снова с ужасом осознал, что не было ни хвоста, ни перепонок! Потолок наступил внезапно. Запоздало взвизгнув, Сплендид скребанул по нему лапой, пытаясь схватиться, но не удержался, сумев лишь швырнуть тело в сторону – к стене. И заскользил вниз, цепляясь за каменную кладку, ломая ногти и сбивая пальцы. Высокий пристенный стеллаж встал на его пути спасительной опорой. Не сразу правда – затормозить удалось лишь на третьей сверху полке. Пытаясь ухватиться, Сплендилд выгреб практически все содержимое. И как только почувствал, что падение прекратилось, рванулся – снова на одних инстинктах – вверх. Ведь вверху должно было быть безопаснее, сверху гораздо удобнее было оценить обстановку. Он успел вовремя, поскольку шкаф под ним начал шататься с вполне определенной целью – опрокинуться. Оттолкнувшись, юноша прыжком преодолел расстояние до ближайшего дерева, роль которого взяла на себя металлическая труба у стены. Мертвой хваткой вцепившись в нее, Сплендид наконец-то замер, и вдруг осознал еще одну свою промашку - странно даже, что инстинкты настолько подвели его, и все его внимание до этого было сосредоточено только на темном человеке. Теперь же он видел всю комнату, он слышал тихое непонятное жужжание и ощущал неприятные запахи совсем не природного происхождения. Человек сидел внизу. Темный проем – судя по всему выход - тоже был внизу. А страх, пришедший на смену настороженному любопытству кричал о том, что нужно удрать как можно дальше от этого места, и от этого человека. Но было еще кое-что помимо страха и любопытства. Что-то из тех самых снов, где он спасал мир и был героем... И именно оно остановило его от отчаянной и трусливой попытки побега.

Фей-вонг: Качнув в ладони бокал, Фей Вонг с невозмутимым лицом отпил. Зрелища начались сию минуту, лишь стоило ему пожелать. К сожалению, не столь впечатляющие, как он надеялся. Пацана спасали реакции - очевидно, животные. Да и больно прыгучий он был, а потому уже в следующее мгновение, опрокинув стеллаж с научной литературой, что тёмный маг старательно вычитывал перед каждым своим экспериментом, оказался на железной перекладине под потолком. Присмотревшись, мужчина понял, что это - труба. Благо что не с горячей водой, иначе ожога бельчонку бы не избежать. Прищурившись, Фей Вонг ухмыльнулся одним уголком губ. Очень быстро разогреваясь, вода в той трубе, на которую имел неосторожность приземлиться Сплендид, уже через пару мгновений со свистом как в кипящем чайнике вырвалась наружу, метя точно в химеру - обжечь лицо, руки, ноги, торс, да что угодно при отсутствии должной реакции у экспериментируемого. Тёмный маг не оставлял своему творению ни секунды на отдых, ни минутки на размышления - или он получает то, что хочет; или образец умирает при полевых учениях особо жестокой и болезненной смертью. Ни один из вариантов пока сильно не заботил мужчину, в любом случае он-то как раз останется в выигрыше. - Плохо, - бархатным глубоким голосом прокомментировал маг. Он не ругался, не угрожал; в его голосе словно была затаённая отцовская печаль при виде неудач собственного сына. Однако, конечно же, на деле никаких подобных эмоций он не ощущал. Сейчас его не заботило, ушибся бельчонок, обжёгся или поранился; в состоянии ли продолжать; вероятно, напуган или сбит с толку. Ему просто _нужны_были_результаты_. - Ещё раз. Вонг снова приложился ненадолго к стакану, отпивая аккуратными небольшими аристократическими глоточками - кажется, творимые совсем рядом жестокости его нисколько не трогали. А подопытного вновь вздёрнуло в воздух - на этот раз сильнее, словно надеялось размазать по потолку, подкидывая по ломаной траектории, чтобы не успел ни за что зацепиться.

Splendid: Угрожающее шипение во все времена было предупреждающим знаком – не лезь, убьет! Даже если это шипение воды. Услышал ли Сплендид, или почувствовал дрожание трубы под лапами, или некая звериная интуиция пришла ему на помощь, но он метнулся прочь чуть раньше, чем выплеснулась наружу горячая жидкость. Впрочем, это помогло избежать печального конца лишь отчасти. Сплендида окатило градом колючих брызг, и он едва успел закрыть лицо и глаза. Но хуже того – он снова начал падать. Сначала вниз, как и полагается по законам природы, а потом, вопреки здравому смыслу и подчиняясь чьей-то неведомой воле – снова стремительно вверх. Когти вспороли воздух в поисках опоры – и не нашли ее. Это было не просто непонятно. Это было невозможно и вселяло панику в сердце. Не может же рыба захлебнуться, или саламандра – сгореть?! Так и Сплендид никогда не думал, что однажды воздух восстанет против него. Даже если его «никогда» длилось то ли несколько часов, то ли несколько дней. Но это было не самое худшее - хуже оказалось то, что его словно парализовал страх. Страх и собственная беспомощность перед... воздухом? перед новыми законами природы? Очередной виток траектории – и в глазах юноши застыла картина: черный человек поднес к губам бокал. И яркой вспышкой вдруг пришло понимание: воздух, он слушается здесь этого темного! Это темный соткал из воздуха вещь, это темный заставляет воздух бросаться на Сплендида, это он! Это темный человек нападал на него!... Сумбурный поток мыслей был бесцеремонно прерван болезненным ударом. В глазах потемнело, и полностью лишенный ориентации молодой человек заметался, в попытке схватиться хоть за что-нибудь. Но теперь страх обрел форму, стал материальным – страх расположился в кресле и наблюдал. А со страхом, облеченным в плоть, гораздо проще бороться... Случайный взмах рукой снова заставил химеру затравленно зашипеть – на этот раз на него набросился огонь. Перед глазами все еще было темно, и Сплендид не видел, что сам задел его лапой в тщетных попытках остановить падение. Задел и выбил из крепления, отправив в свободное падение вниз, к креслу и человеку. И не видел он также, как в одно мгновение занялись пламенем свитки и книги на стеллажах.

Фей-вонг: А ведь странно, что белки-летяги могли летать, не имея крыльев. Какой-то дурацкий закон в природе.. И, сказать по правде, ФВР дюже надеялся, что и гибрид из летяги будет способен перемещаться по воздуху без крыльев. Однако этот мальчишка был бесполезен. Он не умел летать. Вскидываемый вверх, он раз за разом мог только падать. Тёмный маг зло затаился. Он не понимал, где допустил ошибку. В этот раз всё ОБЯЗАНО было получиться! Он учёл всё, рассчитал и просчитал, продумал, спланировал, исключил все косвенные факторы, соблюл все правила и избежал всех недочётов, что присутствовали в его экспериментах ранее. Сплендид, последний на сегодняшний день из химер, должен был стать уникальным, оригинальным, идеальным его творением! Но почему-то не стал. ФВР прищурился. Или это провал.., или мальчишка не мотивирован должным образом, а оттого не может использовать настоящие свои силы. Утилизировать мусор мужчина всегда бы успел. Но сейчас, задетый за самолюбие, он просто не мог признаться сам себе, что в очередной раз ошибся. А потому сиюминутно решил "промотивировать" летуна как следует. Уж это он умел, как никто другой.. - И снова плохо, - ледяным голосом, но уже на полтона выше, вынес вердикт Вонг. Сплендид должен бояться. Должен понять, что погибнет страшно и мучительно, если ничего не сможет противопоставить. Хватит с ним сюсюкаться, прошло время на адаптацию. Теперь тому нужно было выбивать все стодесять из имеющихся ста, чтобы заслужить право за жизнь. ФВР уже успел продемонстрировать химере, что воздух здесь против него. Занимающийся же огонь нисколько не заботил тёмного мага. На своей территории он был всемогущ. Впрочем, огонь - был хорошим доп.стимулом к борьбе за жизнь для печально-известного летуна. Невидимая рука вновь поймала пацана за шкирку. Но на этот раз швырнула не вверх, а к дальней стене, грубо впечатывая в каменную кладку. Чуть впереди, преграждая путь к побегу, крест-накрест рухнули полыхающие стеллажи, отрезая химеру от безопасной территории, зажимая в тесном углу. Оставленное химере для манёвров расстояние было так мало, что активно рвущийся к потолку столб пламени наверняка бы мог обжечь незащищённую кожу, а то и подпалить одежду, если слишком долго бездействовать. Впрочем, самого экспериментатора это не заботило. Он сидел поодаль, где огонь не мог его достать. И наблюдал. Ему не нужно было даже шевелиться, чтобы отбросить в сторону сбитый ранее летуном факел или уклониться от оного - тот просто растворился в воздухе, так и не долетев до цели. Зато он мигом объявился над зажатым в углу мальчишкой, быстро набирая скорость вниз, метя точно по лохматой голове ещё одним бонусом и доп.стимуляцией к активному действию.

Splendid: Во имя фейвонговского канделябра, вперед!!!)) Стена за его спиной покрылась паутиной трещин. От удара перед глазами замельтешили разноцветные искры, и изнутри к горлу рванулся неприятный комок. Сплендид закашлялся, сплевывая кровь, и теряя драгоценные мгновения. А когда мутная пелена ушла, то перед ним уже вовсю плясало пламя, а за пламенем, будто в ярком ореоле алых всполохов сидел черный человек… Казалось бы, теперь химера знал, кто на него нападает, и значит, мог сопротивляться, но страх вдруг накатил с новой силой. Он не понимал – зачем. Они ведь не враги? Не противники? И судя по всему, даже хищник и его добыча? Сплендид мог только отбиваться (если его жалкие попытки сохранить себе жизнь вообще могли быть расценены как противостояние), но изначально он совершенно не видел смысла нападать. Все выглядело так, будто темный человек играет с ним, но если это просто игра, почему же так страшно?.. И еще он не понимал – как. То, что делал темный человек, было далеко за гранью его разума. И от этого было страшно вдвойне. Будто некое древнее разгневанное божество совершало сейчас какой-то непонятный ритуал, будто само провидение зачем-то решило свести с ним счеты за какие-то старые грехи. Сплендид не понимал и многих других вещей, но еще несколько секунд промедления могли бы оказаться роковыми. И инстинкты, те самые, которые вероятно и управляли его действиями, когда он был белкой, взяли дело в свои руки. Инстинкты подсказывали ему – нужно вверх. Даже не смотря на то, что сверху сыпался пепел и обгорелые куски. Где-то сбоку все еще шипела вода, стекая по стене из развороченной трубы. Шипела и превращалась в пар, не выдерживая противостояния с огнем, но и пламя там же опасливо жалось к земле, все же уступая воде часть поля боя. С одного прыжка не достать, но что-то подсказывало химере, что у него было больше одного прыжка. У него больше не было хвоста и перепонок между лапами, но у него была одежда… И Сплендид рванулся вверх в почти нечеловеческом прыжке, прямо к толстой, горящей балке. Сгруппировался в воздухе, чудом разминувшись с возникнувшим будто из ниоткуда факелом, поджав колени, кувыркнулся, меняя направление, и со всей силой оттолкнулся от балки ногой. Все-таки обувь, это не только неудобно, но и полезно – будь он сейчас босиком, было бы гораздо более неприятно, а так резиновые кеды даже сверху оплавиться толком не успели. Второго прыжка вполне хватало, чтобы пересечь испуганное водой невысокое пламя. Сплендид снова сжался в полете, закрывая голову спортивной курткой, чтобы с наименьшими потерями миновать опасное место. И приземлился по другую сторону от огненной тюрьмы, почти у ног раскинувшегося в кресле темного человека. С водой и огнем, он, кажется, справлялся, и даже воздух снова возвращался на его сторону (подобная самоуверенность, конечно, была несколько преждевременной, но и небезосновательной). Но как справиться с провидением? И что самое главное – как справиться с собственным страхом? Нападать было безрассудно. Удирать – малодушно. Сплендид оскалился и глухо зарычал, давая понять, что чтобы не задумал этот темный, и кем бы он ни был, так просто свою жизнь химера не отдаст.

Фей-вонг: Splendid, не тяфкай. Этот мальчишка... Фей Вонг отставил бокал прямо в воздух, словно там стоял невидимый столик, и вскинул сцепленные в замок пальцы к лицу, пряча ухмылку. Он следил за перемещениями своего подопытного образца с видимым удовольствием, ощущая почти физическое удовлетворение. Конечно то, что делал мальчишка, было жалкой крохой из неоправдавшихся надежд тёмного властелина. Он просто прыгал и проявлял смекалку, не более того.. Однако, ни одна химера ДО него подобного не делала. Ни одна не смогла заговорить. Ни одна не проявила должных интеллектуальных задатков, а этот додумался найти слабое места огня, использовать воду, одежду и всё, что подвернулось под руку. Кажется, он даже прыгнул гораздо выше, чем было способно на данном этапе его неокрепшее и пока ещё совсем человеческое тело. Великолепный. Из всех тех неудач, что в последнее время выходили из-под пера неудавшегося творца, этот образец в самом деле был великолепным! Возможно, чуть поспешно и слишком льстиво для обычной белки, но.. "Он сумел совершить прорыв всего за пару минут после создания. Если так пойдёт и дальше, он в самом деле станет идеальным." Кажется, Фей Вонг и сам не заметил, как дал ему имя. Своему самому лучшему на данный момент и, возможно, последнему творению. Роскошный. Замечательный. Отличный, превосходный и первоклассный. Великолепный. - Сплендид, - не удержавшись, шевельнул мужчина губами, вмиг потеплевшим взглядом смотря на бельчонка, шлёпнувшегося почти к самым его ногам после неимоверного прыжка. Тот шипел, показывая зубы, и это стало конечным подтверждением его дееспособности: такой станет развиваться, чтобы не пустили в расход; такой станет драться за свою шкуру, лишь бы выжить; такой - станет идеальным оружием для своего творца, не зная законов и моралей, повинуясь приказу лишь одного человека. - Отныне имя тебе - Сплендид. Первое потрясение проходило, оставляя место сладкому торжеству. Наконец получилось! И дело было даже не в химере, дело в нём самом. Это он, Фей Вонг Рид, самый талантливый и гениальный! Без него подобное творение не имело бы места быть в этом мире. "Видишь? Я способнее тебя! Я смог создать подобное. Разве у тебя бы вышло?" Не вышло бы. Ему вообще незачем было. Истязать безвинных зверюшек и делать из них суперлюдей для захвата всех известных и неизвестных миров? Навряд ли Клоу вообще хоть раз задумывался о подобном... Шурша мантией, маг поднялся из кресла. Если сейчас он был доволен Сплендидом, то это ровным счётом ничего не значило. Иной раз ему случалось творить злодеяния и с улыбкой на устах. А потому бельчонок не был в безопасности даже сейчас. Впрочем, и убивать его ФВР уже не собирался. Медленно ступая ближе, сокращая между ними расстояние, мужчина поймал глаза химеры цепким взглядом, холодно приказывая: - Развивайся. И ты послужишь моему благу. Это станет целью всей твоей бессмысленной жизни, иначе.. Не договаривать он любил. Стимулировало. Ведь вариантов была великая масса - поди догадайся, который из них? Это должно было удерживать его пешек от глупостей. Возможно, этой зверюшке даже хватит фантазии и извилин додумать все те страхи, что могут с ним случиться. А, возможно, и нет. Поэтому стоило немного подстегнуть его воображалку, заради лучшего результата. И Вонг недобро ухмыльнулся. Губы широко растянулись, от уха до уха; между губ, что уже не смыкались, мелькнул змеиный раздвоенный язык. Плечи задрожали, неестественно выпирая из-под мантии в стороны. Голова метнулась вверх, опережая тело - на длинной шее закачалась где-то под потолком, неуловимо искажаясь во что-то жуткое, страшное, с острыми скулами, широким подбородком и частоколом треугольных зубов, распирающими рот. Тело, пару раз конвульсивно дёрнувшись, раздалось в стороны, резко разрастаясь, вслед за головой взметываясь под потолок, быстро набирая объёмы и размеры. Позади получавшегося чудовища снова полыхнуло пламя. Словно розлитый кисель, оно стелилось по каменному полу, подкрадываясь беззвучно, кольцом охватывая двоих присутствующих тут. А потом разгорелось с ужасающей силой, так что сам воздух гудел от напора жара. Тьма вне пределов круга пламени сгустилась и всё вокруг исчезло, стираемое; словно и не было никогда ничего - ни стен, ни потолка, ни даже пола. Был только этот круг, дёргающиеся языки пламени, взметывающиеся на метры вверх - несчастный бельчонок, да нависший над ним монстр. К тому времени уже бледно-синий, безволосый, морщинистый. Лысая голова склонялась к лицу Сплендида, ровным желтым светом сияли глаза с вертикальными кошачьими зрачками, щелкала треугольная клыкастая пасть, омерзительно вонявшая гнилью и падалью. Ссохшиеся пальцы с черными когтями тянулись к горлу химеры и будто никак не могли до него добраться; узкий язык, красный, острый, дергался в слюнявом зеве. Чудище раскачивалось, брызжа слюной, громогласно хрипло обещая: – Сожру. Коротко. Просто и ясно. Бывший бельчонок наверняка поймёт и оценит. Ему по природе своей д0лжно бояться того, что больше и опаснее его. Ему полагалось бояться хищников и испытывать перед ними суеверный ужас. А значит, подобная демонстрация должна лучшим образом настроить его на должный лад. А потом звонко звякнул упавший бокал. Невидимая подставка из-под него, похоже, куда-то делась. И он, звеня, покатился по каменным плитам, отчаянно тренькая. И наваждение исчезло. Они были в обычной, тёмной лаборатории. Пожара уже больше не было. Просто стены, просто стеллажи, даже исправные трубы и вполне себе мирная обстановка. Фей Вонг улыбался, глядя на замершую химеру. Он стоял рядом. Только протяни руку - и коснёшься. Но он не желал касаться этого низкого животного; для его целей тот послужит и без лишних глупостей. Не поднимая рук, мужчина щёлкнул сухими пальцами. И мальчишка начал таять. В пределах своего дома ФВР мог перемещать любые вещи и без порталов - чем и пользовался; быстро и не энергозатратно. Для бельчонка же, наоборот, таял наверняка пугающий его человек, плюс окружающийся мир, ведь переносили именно его - вниз, в мрачные сырые камеры, где были заперты и другие химеры - менее удавшиеся, чем последний образец, но оказавшиеся чуть более живучее утилизированных. Посидит там, придёт в себя и поднакопит сил. А потом тёмный маг обязательно о нём вспомнит - и они продолжат свои тренировки. Ведь Сплендиду было суждено стать идеальным оружием хаоса. Владыка утомился. Всё, забирайте белку. Хватит.

Fay D. Flowrite: Splendid Потрясающая игра, следил с удовольствием. С моей стороны приняты, молодой герой! Прошу к админам и в основную игру, скоро к Вам присоединится милый ежик) Фей-вонг Благодарю за прекрасную сыгровку, Фей-вонг-сама. *склонился*



полная версия страницы