Форум » |.Особняк Клоу Рида.| Второй этаж » Левое крыло. Комната №15: Шики и Томи. » Ответить

Левое крыло. Комната №15: Шики и Томи.

Юко: Прямо напротив входной двери большое окно, которое прикрывает легкая шторка нежно-синего цвета. Напротив двух противоположных стен стоят две кровати. В комнате образовалось зеркало.Откуда оно ни кто не знает, кроме одной особы. Часть комнаты Томи: На кровати с правой стороны спит Томи. Она большая и вполне обычная, подушки на ней (их две) светло-светло голубые, даже почти белые. Мягкое и воздушное одеяло синее. Ковер белый, и очень-очень мягкий, на нем даже спать можно ^^ Рядом с кроватью стоит небольшой стол-тумба. На нем светильник с эффектом рассеивания света, и с переключателем, который регулирует яркость. Сразу после кровати стоит большой шкаф. Темное дерево, резные и массивные створки. Но несмотря на это, он довольно неплохо вписывается в интерьер. В стене напротив дверь в ванную комнату. Интерьер ванной выполнен в зеленых оттенках, что весьма успокаивает =) >>Начало комнаты<<

Ответов - 199, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Томино Миамото: Хоть Томи и не заметила того момента, когда царство сна взяло её в свои объятия, она всё же уловила тот сладкий момент, когда уставшее тело расслабляется, а напряжённый разум отпускает все мысли, погружаясь в приятную темноту. Эта тьма не была пугающей, наоборот: она дарила спокойствие и отдых. Сон без сновидений и восполнение телом жизненной энергии - как раз то, что было девушке так нужно сейчас. И всё же, сегодня ночью было не так, как всегда. Обычно очень уставший эмпат не видит снов, не испытывает эмоций и не чувствует ничего, что могло бы помешать разуму отдохнуть. Но сегодня... по мере того, как текли мгновения, минуты, часы сна, бархатная и приятная тьма, дарующая отдых, постепенно изменялась. Она становилась тянучей и упругой, словно растопленная карамель - и казалось, что она касается рук и ног, желая прилипнуть к ним и не отпускать. Заключить в непроницаемый кокон. Проглотить. Томи едва заметно вздрогнула во сне и перевернулась на спину, стягивая с себя одеяло: бессознательно и тревожно освобождаясь от видения во сне. Она беспокоилась, сама того не осознавая, и беспокоиться было о чём: восстановительный сон не должен быть страшным. В нём вообще не должно быть никаких эмоций: их львиную долю эмпат и так получает во время бодрствования, и спать спокойно просто необходимо, чтобы не случилось перегрузки. Тем временем, тёплая и приятная тьма не только приобрела вязкую и противную консистенцию, она становилась ужасно холодной. А Томи начинала осознавать себя во сне и понимать, что происходит. Внезапно из пустоты прямо перед девушкой выплыло бледное и крупное мужское лицо, серьёзно напугав её. Оно было так близко, что, казалось, кончик его носа вот-вот коснётся кончика носа Томи. Лицо неприятно смотрело и неожиданно выкрикнуло визгливым голосом: - Ты убиииила меня! - Томи вздрогнула и отпрянула, а незнакомое лицо стало приобретать знакомые черты духа Велианта и летать вокруг, постепенно материализуя другие части тела. В области груди у него была большая кровавая дыра, а безумные, широко распахнутые глаза с укором уставились на девушку. Томи понимала, что у видения на самом деле мало сходства с Велиантом: он был совсем не такой, не так говорил, не так вёл себя, и рана была... другой. Но ей сделалось по-настоящему страшно и едкий укол совести кольнул прямо в сердце. С каждой минутой чувство реальности таяло и девушка начинала верить, что это - Велиант, а не беспощадные игры её сознания. Она не смогла сдержать слёз во сне и пыталась просить прощения у духа, но тот лишь рассмеялся и бросился навстречу, вонзая свою руку по локоть ей в грудь и вытаскивая оттуда тёплое, пульсирующее сердце. - Ты мне должна! - снова визгливо выкрикнул он и проглотил горячий, живой, кровавый комок. Томи не смогла выдавить из себя ни звука: ей казалось, что она стремительно теряет сознание от боли. Глаза закрывались сами собой, слёзы на щеках леденели и застывали, всё тело немело, и только грудь неистово горела. После этого сюрреалистичные картинки в вязкой темноте менялись ещё несколько раз. И каждый раз Томи видела то, чего боялась больше всего. Видела каждый свой поступок, за который не могла простить себя. И все эти поступки связывало лишь одно: она совершала их своими руками, но в то же время не была похожа на себя. Её глаза горели алым светом, вертикальные зрачки выразительно выделялись, как угольки в костре. Последней картинкой, которую она увидела, была она сама. Прямо напротив появился двойник Томи, с теми же безжалостными алыми глазами. Она усмехалась и с издёвкой смеялась, понимая, что Томи больше всего на свете боится сама себя. И того, что может сделать в этом воплощении. - Я всегда буду с тобой. - пропела девушка-двойник и прильнула к Томи, почти ласково обнимая её. - Ты мне нужна. Я тебе нужна. Ты не сможешь держать меня вечно. Первая печать потеряна... - она обхватила своей рукой запястье Томи, на котором был браслет с амулетом. - А вторую ступень сломать легче, чем я думала! Это всего лишь твоя воля, готовая вот-вот треснуть по швам. Ты уже почти сдалась! Томи пыталась вырваться из этих объятий, но не могла даже пошевелиться. Жуткий страх наполнил её всю, тело сковало холодом и отчаянием, так внезапно поселившемся в ней. Она понимала, что двойник говорит правду. Джеймс сделал второй ступенью защиты её собственную волю, но сейчас она была так ничтожно мала... Томи начинала ненавидеть сама себя за всё, что сделала и что могла бы сделать; отвращение вызывало даже её существование в этом мире. Воля к жизни и борьбе стремительно таяла. Мучение в страшном сне продолжалось уже не первый час. «А Джеймс говорил, что я смогу...» - слабо подумала обессилевшая за несколько часов кошмаров девушка. Она чувствовала себя такой опустошённой, будто вся жизнь давно утекла из неё, и лишь оболочка ещё будет существовать некоторое время, пока тоже не исчезнет. - Третья - только вопрос времени... - снова подал голос её двойник. Томи поняла, что она говорит о печати на теле. На мгновение захотелось снова сделать усилие и вырваться и цепких рук, но не было ни грамма сил. Ни на одно движение. Однако двойник сама вдруг отстранилась и посмотрела ей в лицо. - Скоро! - выкрикнула она и резко развела руки, выпуская Томи. И девушка ощутила, что стремительно, камнем падает вниз, в темноту. Туда, где было ещё что-то пугающее. Туда, откуда - казалось - не выбраться! Падение закончилось тем, что темнота проглотила её, как космическая чёрная дыра. И не осталось ничего. *** В этот момент девушка на кровати медленно открыла глаза и посмотрела в потолок. Она лежала, раскинувшись, на скомканном одеяле и тяжело дышала. Сердце в груди отбивало быстрый ритм. Она села на кровати, огляделась вокруг и глубоко вздохнула. Зачем-то осмотрела свои запястья и глянула на улицу. За окном было темно. Девушка медленно встала, очень странно себя чувствуя, словно ещё не понимала, где находится и что ей делать. Застыв посреди комнаты, она оглядывалась, как лунатик, пока её взгляд не наткнулся на спящего Шики. Больше она не двинулась. Только стояла возле кровати и смотрела на него затуманенными глазами.

Мастер: В эту ночь каждому жителю этой комнаты суждено было видеть сны. Кому то они были принуждением, а для кого то настоящим подарком. Когда Шики Наная уснул, в кармане его одежды показалось свечение и оттуда выплыла Карта Сновидение, преисполненная любви к своему хозяину. Его день был трудным и непонятным, это печалило Карту. Она хотела помочь ему разобраться в этом прекрасном мире, который создал тот же человек, что и Магические Карты Клоу. Она думала как это сделать, но ее возможности были ограничены лишь миром снов. И от пророчеств мало толку, если не знаешь и не помнишь себя. Будущее туманно и лишь прошлое высечено на камне Судьбы. Карта материализовалась в форму бабочки которая порхнула к кровати, и села у изголовья Шики. Начинался сон. О далеком прошлом и о том с чего начался путь этого юноши в мире, откуда он пришел. Карта все показывала как есть, ведь она владела памятью Шики Тоно. Сон был о нем прежнем, когда он еще жил с двумя совмещенными личностями и вынужден был справляться с этим. Он видел, как жил в доме Тоно, видел Акиху. Видел тот день, когда встретил Арквейд и что из этого получилось. Видел вампиров, видел самого себя и свою жизнь. С каждым видением и каждой яркой картинкой прошлого Шики Наная должен был познать себя заново, раз не может вспомнить. Сновидение очень хотело чтобы хозяину стало все понятно. И каждая деталь сна должна была сегодня соединиться в одну картину прошлого. Четкую, ясную и понятную. Сон длился несколько долгих часов и закончился видением о том как он попал в мир Клоу, как получил ключ от комнаты и поселился в этом доме. Решив что на сегодня волшебства достаточно и хозяин должен осознать увиденную прошлую жизнь, Сновидение пошевелилось и сон прервался. Это случилось незадолго до того, как девушка на соседней кровати начала лунатить. Бабочка рассыпалась мелкой пыльцой и исчезла, так что никто не видел магии Клоу этой ночью.

Наная Шики: Шики не сразу открыл глаза, попытавшись осознать произошедшее. Это было больше чем сон, это был сон о его прошлой жизни, когда их в одном теле было двое. Он чувствовал реальность тех событий - и еще каких. Он сталкивался с вампирами, а одну из них сначала убил, а потом полюбил... Наверное, это отчасти объясняло его отношение к Томи. Та была очень похожа на Арквейд, будучи при этом совсем другой. Но, наверное, было нормально что ему нравилась девушка, похожая на ту, которую Тоно Шики любил в прошлой жизни. Нравилась ему именно она, без сомнений. Ведь даже после полной потери памяти он это чувствовал. Итак, он уже сражался и убивал, его инстинкт действует и сейчас. И хорошо что есть ясность относительно прошлого в том мире - теперь никто его не поймает на этом, а он не растеряется, если вдруг столкнется с кем-то оттуда, хотя это и маловероятно. А потом он открыл глаза - то ли от того, что спать не хотел, то ли от легкой инстинктивной тревоги. Томи стояла рядом и смотрела на него, только вот странно как-то смотрела... Шики не стал торопиться с выводами и только произнес ее имя: - Томи?

Отчаяние: Отчаяние скривила свое хорошенькое фарфоровое личико, недовольная тем что зараженная проснулась. Еще немного разных кошмаров сейчас не помешало бы, пока силы не полностью восстановлены после многовекового заточения. И что ее разбудило? Невидимка облетела Томи вокруг, заглядывая ей в лицо, трогая холодными руками за плечи и щеки. Она очень старалась, копаясь в страхах этой девушки и сплетала очень искусные страшные сны, которые должны были длиться всю ночь. Что произошло, она не понимала, зараженная вела себя странно. Отчаяние засомневалась и задумалась, но тут проснулся второй человек. Это привело ее в бешенство! Ледяная дева оскалилась и зашипела бы на него, если бы могла. Проклятый человек! Сгинь! - беззвучно шипела она, преобразившись за секунду. Невозмутимости как не бывало, он снова и снова влезает между грехом и жертвой. Ее сердце должно остыть, а не пылать! Но этот человек все время мешает. Их надо разлучить! Послав раздраженный импульс старшему Гневу, чтобы получше следил за своей жертвой и убрал его подальше, Отчаяние обратилась в серебристую пыль и вихрем ворвалась в тело своей жертвы. Она была в глубокой печали, что ей опять помешали, но собиралась усилить свое действие изнутри. Я пока исчезаю на время. Далее порядок отписки: Томи-Шики.

Томино Миамото: Девушка стояла, не двигаясь и никак не реагируя на собственное имя. Будто это не про неё, будто здесь вовсе нет никого, будто она просто равнодушно рассматривает кровать сквозь Шики. Всё вокруг было как в тумане, странные сны спутали мысли в хаотичный, беспорядочный клубок. Удивительно, но эмоций совсем никаких не было. Девушка чувствовала себя только-только пробудившейся от проклятого столетнего сна, и голова ещё немного кружилась от неожиданного, но в то же время, такого желанного пробуждения. Мир вокруг ощущался, как Зазеркалье: вроде и обстановка привычная, но в то же время, всё такое незнакомое и будто в тумане нереальности. Спустя пару тянучих, медленных минут молчания, она, наконец, шевельнулась и как-то устало опустилась на край кровати Шики. - Мне приснился сон. - ровным, бесцветным и тихим голосом произнесла девушка, смотря в лицо юноши так, будто пыталась узнать его. Взгляд её был немного растерянным и тревожным, но потом выражение её лица изменилось. Словно очнувшись, Томи доверительно наклонилась к Шики и уточнила шёпотом: - Очень страшный. Речь и движения девушки всё ещё были очень плавными, как во сне. Взгляд блуждал по одеялу и простыне, которые были расчерчены полуночными тенями от света, падающего в окно. Оторвавшись от серых штрихов, девушка вновь посмотрела на юношу и вдруг попросила: - Обними меня. - при этом в её взгляде не было ни тени смущения, скорее в нём читалось спокойное любопытство.

Наная Шики: Шики удивленно смотрел на Томи, которая была как будто еще во сне. Может быть она действительно во сне ходит? Но нет, она села на его кровать и заговорила с ним, сказав о своем сне. Сейчас он не очень смущался от ее близости, видимо потому что и сам не до конца проснулся, все еще захваченный сном о прошлом. Томи сказала что ее сон был страшным... Его собственный, пожалуй, тоже - в некоторых местах. Особенно там, где он убил Арквейд, так похожую на Томи. Шики немного приподнялся, чтобы находиться на одном уровне с девушкой, когда она неожиданно попросила ее обнять. Возможно, в иной ситуации он бы смутился и не знал что делать, но так или иначе, сейчас она его очень вовремя "подловила". Сейчас ее близость казалась чем-то естественным и правильным, как будто частью сна, и Шики осторожно, но крепко обнял Томи, шепнув ей: - Не бойся. Это был только сон. - Он чувствовал, что сейчас совсем не хочет отпускать ее.

Томино Миамото: - Я не боюсь. - довольно сухо заметила девушка и с несвойственной ей неуклюжестью тоже обняла юношу. Впрочем, объятиями это можно было назвать с очень большой натяжкой: это тело ещё плохо слушалось и ей пришлось просто обхватить его руками. Поведение Томи этой ночью ещё не отличалось совсем уж разительно от обычного, но, тем не менее, была масса мелочей, которые были на неё не похожи. Но едва ли Шики, который, по сути, знал её первый день, мог так сразу заметить разницу. Обычно эмоциональная и довольно стеснительная, она вела себя чертовски спокойно и даже эти объятия, казалось, воспринимает не как интимный тактильный контакт, а как изучение, проба чего-то нового. - Благодаря этим снам я здесь. - добавила она и, чувствуя в руках всё большую податливость, положила ладони на спину Шики. Что-то почувствовав, девушка вдруг хихикнула и заметила с изрядной долей издёвки в голосе: - Надо же, у неё от твоей близости даже сердце чаще забилось! Но я не понимаю, что она в тебе нашла. Ты же всего-навсего человек. Ещё чувствуя себя недостаточно сильной, она решила изучить всё и всех вокруг с помощью энергии. Но не умея толком пользоваться этим, ей казалось, что нужен тесный контакт - и объятия подходили как нельзя лучше. В кончиках пальцев ощутилось явное покалывание и тонкая струйка энергии Шики, наконец-то, была распробована. Сильная. Яркая. Девушка прикрыла глаза и тут же открыла их: взгляд прояснился и уже не был подёрнут мутной дымкой сна. Зрачки в красноватых глазах вытягивались в тонкие и длинные. Энергия давала силы и её хотелось всё больше и больше. Девушка чувствовала, что не может остановиться и с удвоенной силой втянула через руки чужую энергию, делая этим слабее Шики. Она даже не думала о том, что будет, когда он, наконец, поймёт, что происходит. Движимая желанием подпитаться, и не до конца проснувшаяся, она действовала весьма опрометчиво. Но что могло случиться? Он ведь всего лишь человек.

Наная Шики: Что-то было не так, хотя Шики со сна и не мог четко сказать, что именно. Несмотря на то, что он узнал о прошлом, он все равно в настоящем в первую очередь ориентировался за счет ощущений и инстинкта. Отчасти он списал это на то что они были под влиянием своих снов, но все же... Теперь он помнил, что его инстинкт в первую очередь включался во вполне определенных обстоятельствах. Настоящим тревожным сигналом стали ее слова. Томи не говорила так, да и Арквейд тоже. Никаких совпадений. К тому же, в третьем лице о себе... И эти глаза. прямо как во сне, когда Арквейд была опасно близка к тому, чтобы выпить его крови. И слабость которую он чувствовал... - Прочь!!! - Еще раньше чем Шики что-то сказал, его рефлексы сработали и Томи получила не смертельный, но ощутимый удар в солнечное сплетение, который должен был ее отбросить. Демон. То, о чем девушка предупреждала, а он не сообразил, потому что не сталкивался с чем-то подобным. получается, демон внутри Томи похож на Роа из его прошлого, подавляющего личность носителя? И тогда... Он безоружен и в одной комнате с монстром, с которым сложно справиться... В первую очередь потому, что Томи тоже в этом теле. - Кто ты такая?

Томино Миамото: От удара девушку отбросило назад, как тряпичную куклу, и в следующую секунду она оказалась на полу, ударившись о вторую кровать. Тактильный контакт прервался, течение энергии оборвалось. Трудно было сказать, девушка не защитилась потому что не смогла, или просто не хотела? Сидя на полу, она тяжело дышала, а волосы, спадающие на лицо, скрывали его. Боль в грудной клетке неприятно досаждала и мешала не только дышать, но и говорить. Однако, это тело принадлежало эмпату. Значит, совсем скоро оно восстановится и боль уйдёт. Пока она молчала и лица не было видно, можно было подумать, что это снова Томи. Но вскоре девушка подняла глаза и медленно поправила рубашку, которая сползла с одного плеча. Каждый её жест сквозил чужеродностью, взгляд был совсем другим. Она внимательно посмотрела на парня снизу вверх: он казался таким обычным, но, возможно, всё будет гораздо интереснее, чем ожидалось. - Ты со всеми девушками такой грубый? - беззастенчиво спросила охотника, игнорируя его вопросы. Осознанно оставаясь на полу, она понимала, что практически обнажённая девушка в таком положении, очевидно, выглядит не опасно. И уж тем более, не было ничего угрожающего в объятиях. Но он чует опасность. Любопытство съедало и подстёгивало её азарт: что он будет делать дальше в этой ситуации?

Наная Шики: Шики тоже не торопился с действиями, в первую очередь потому, что не был уверен, как поступить. Он понимал, что если ситуация зайдет слишком далеко, он потеряет контроль, а этого допускать было нельзя, ведь тело у демона и Томи одно на двоих. Однако как вести себя с новой личностью, тоже было непонятно. А ведь та вполне могла в любой момент сотворить что-то еще. Впрочем, инстинкт Шики больше реагировал на присутствие демонической сущности как таковое, он не был уверен, насколько его опасения соотносятся с реальной опасностью существа, о котором он ничего не знал... - Только с теми, кто пытается мной слегка перекусить. - Ответил он не без иронии, - Или является демоном.

Томино Миамото: - О, так она успела рассказать тебе обо мне. - девушка издала стальной холодный смешок. Медленно и неестественно плавно поднялась на ноги: её фигура в белом одеянии, слегка покачивающаяся и освещаемая только тусклым светом из окна, напоминала привидение. Алые глаза лукаво поблёскивали. Она шевельнулась и посмотрела куда-то в сторону, будто прислушиваясь к собственным ощущениям. Боль в груди была уже значительно меньше и девушка удовлетворённо растянула губы в короткой улыбке, переведя на Шики внимательный пытливый взгляд. - И что ты будешь делать? Разумеется, я не упущу шанс подпитаться человеком. Ты же идешь еду, когда голоден. Не так ли? Сказав это, девушка позволила звенящей тишине заполнить всё пространство. На секунду её глаза распахнулись чуть шире и воздух в комнате стал тяжёлым и гнетущим. Как плотное покрывало, он окутывал тело, ложился на плечи, давил и мешал сделать глубокий полноценный вздох. Девушка стала плавно приближаться к Шики. Ни на секунду она не сводила любопытного взгляда с юноши. Она очевидно пробовала пользоваться даром этого тела. И результаты ей нравились.

Гнев: Нельзя провести сотни тысяч лет в небытие и, едва обретя свободу, незамедлительно броситься творить бесчинства. Это миф. Ибо небытие истощало, лишало сил, угнетало, в некотором роде даже расслабляло. И теперь, дорвавшись до желанной свободы, Гнев не спешил, копя силы. От дремы его отвлекло происходящее вокруг. Сестра была более нетерпелива и уже горела жаждой действия. Пожалуй, он её понимал, но тем не менее поспешности не одобрял (быть честным, Гнев мало что одобрял по сути своей, ему на роду было написано быть недовольным). Неторопливо разворачиваясь невидимым для людей фантомом за плечами своего носителя, Гнев мрачно осмотрелся. Так-так, недавние голубки снова ссорились. Удобные люди им с сестрой попались - ни дня без приключений. Хотя он и не был уверен, что уже прошли сутки. Впрочем, особой роли это не играло; гораздо важнее то, что сейчас происходило между этими двумя. Гнев был старым и древним, а оттого мудрым и проницательным. Он быстро уловил суть происходящего и легко нашел нити для манипуляций. Развернувшись ещё немного, так что стал похож на невидимый, но морально ощутимый мрачный, черный, довлеющий купол, он протянул руки к юноше. Неощутимо коснулся темных волос, дотронулся до плеч, словно хотел подтолкнуть. - Это дьявол в ангельском обличии! Не доверяй ей. Она опасна, не подпускай её близко. Ты верил ей, а она оказалась этим - тем, что ты больше всего ненавидишь. Ведь ненавидишь же? Эти твари - подлые, опасные, нелюди. Правда, раздражающе? Грех начинал неспеша, но постепенно и сам распалился, и последние слова он почти кричал, гремел над ухом у мальчишки - рано или поздно носитель его услышит, заразится настроением, начнет подозревать и ненавидеть.

Наная Шики: - И так догадаться нетрудно. - Шики тоже не отводил взгляда, чувствуя, что первая же такая ошибка может стать и последней. Безо всяких дополнительных факторов его инстинкт работал практически в боевом режиме, единственным ограничением было то, что он не собирался убивать Томи, даже если она сейчас не хозяйка своему телу. Правда, юноша чувствовал, что это весьма опасная затея. В конце концов, демоница себя вряд ли будет ограничивать, а у него и оружия-то сколько-нибудь приличного нет, голыми же руками с ней справиться проблематично. Убить, конечно, можно - если бы не Томи, он того настырного парня и без оружия убил бы. Стоп. У него же есть оружие, и еще какое. Просто не слишком привычное для него, похоже. Карты. Причем одна, кажется, усыпляет. Самое то. Если демоница еще раз сделает не то, он ее вырубит, а там уже и подумает, что делать дальше. Та еще задачка - он инстинктивно умел сражаться, но понятия не имел, как усмирять или выкуривать из тела демонов. Искать волшебника придется или сунуться к той ведьме... Хотя, кажется, он ей уже порядком должен и ценник у нее тот еще. Впрочем, альтернатива хуже. Если вырубить не получится, придется как-то приложить Штормом, хотя в маленькой относительно комнате это тоже не лучший выход... Правда, Шики все больше склонялся к жестким методам, что-то в нем или рядом с ним толкало на это, вызывая желание проучить демоницу, подобравшуюся к нему, скрываясь за личностью Томи. В конце концов, удар, способный серьезно повредить простому человеку, не особо ее обеспокоил. А уж когда он сможет как-то вернуть Томи, то добьется от нее подробностей. Его тянуло к этой девушке, но он уж точно не мог постоянно ожидать такого вот "сюрприза". - Шторм! - Вихрь снова должен был отбросить девшку назад и не дать ей двигаться вперед снова, о чем Шики и предупредил, - Не пытайся приблизиться, демон. Иначе я могу и забыть, что это тело Томи.

Томино Миамото: Долгое время она спала в теле эмпата, но сейчас, заменив личность Томино, сразу же впитала в себя все её воспоминания, всё знание об этом Мире, в который её затащила семейка Миамото. Поэтому Карты не были неожиданностью. Но её раздражал сам факт, что в этом глупом мирке есть абсолютная сила, тягаться с которой не так то просто. Девушка быстро вскинула руки, скрестив их перед собой, как только прозвучал призыв Шторма. Попытка защиты не увенчалась большим успехом: несколько секунд ей удавалось сопротивляться вихрю, который неумолимо пытался сбить её с ног. Но тело этой девушки было слишком лёгким и слишком слабым. Поэтому в итоге она попятилась назад, поддаваясь давлению ветра, и её приложило спиной к стене. Вдобавок ко всему, на неё обрушилась неприятная часть дара эмпата: каждой клеткой тела, каждым нервным окончанием она чувствовала, как этот охотник ненавидит демонов. Как он хочет убить её. И плевать, что его что-то сдерживает - все его слова сквозили презрением, что ужасно злило и подстёгивало. Судорожно вздохнув, Мао мгновенно вспыхнула и выкрикнула первое, что пришло ей в голову: - Дерево! Если у этой девчонки тоже есть всесильные Карты, пусть послужат и ей. Демоницу бесило, что её отшвыривают, как собачонку, уже второй раз! Карта засветилась, материализовываясь рядом с телом хозяйки. Лицо у древесной карты было озадаченным, она с любопытством посмотрела на Томи, словно удивляясь переменам в ней. Но всё же подчинилась приказу, и лозы ринулись вперёд, стремясь опутать ноги и руки Шики. - Меня бесит твоё пренебрежение! - с вызовом воскликнула Мао, и на щеках девушки проступил румянец от возмущения. - Ты такой же, как я! Вторая личность, которая не только вытеснила первую из общего тела, но и отправила его в другой мир. Чем ты лучше? Добился своего - уйди с дороги и не мешай другим. Я собираюсь получить свободу так же, как и ты.

Наная Шики: Шики, в общем-то, был на пределе и чувствовал, что если сейчас демоница коснется его - он действительно ее убьет, забыв о Томи. Инстинкт станет сильнее разума и чувств, если дать ему высвободиться. А ситуация накалялась - он хорошо помнил, как работает Дерево и понял, что карта будет подчиняться и демону точно также, как Томи. Теперь у него не было иного выхода кроме как атаковать первым. Вообще-то он бы бросился на девушку с целью ее убить, если бы не чувствовал, что побеги достанут его раньше. Впрочем, даже если и достанут... у него еще кое-что есть. - Сновидение! - Карта появилась рядом с Шики и в его случае сомнений не испытывала, уже признав его как хозяина. На демона в теле Томи обрушился сон, пусть и пророческий, но все же альтернатива открытому бою, который точно не кончился бы хорошо. Теперь у Юноши было не так уж много времени, чтобы отдышаться и решить, что делать дальше...

Томино Миамото: Крепкие, упругие ветви стремительно ринулись вперёд по приказу хозяйки и уже обвились змеевидными кольцами вокруг ног Шики, но Сновидение сумело плавно остановить атаку. Мао внезапно ощутила слабость во всём теле и непонятную сонливость, которая надвигалась, как лавина. Внутри у неё ещё пылала ярость к этому человеку и девушка попыталась взять силы из этой слепой эмоции, чтобы преодолеть сон. Но что-то внутри... похожее на тревожную струну сожаления, завибрировало и кольнуло её. «Не мешай мне!» - мысленно и властно приказала она спящей внутри Томи. То, что она даже в этом положении пытается остановить её, бесило ещё больше. Однако момент был упущен и сон цепко вцепился в её сознание, отключая его. - «Проклятая...» - закончить Мао так и не успела: её глаза закрывались сами собой и все силы уходили на то, чтобы пытаться не поддаваться. А древесные лозы, тем временем, ослабили хватку, отцепились и медленно, но верно отползали назад, возвращаясь в форму Карты Клоу. Бросив последний злой взгляд на юношу, девушка закрыла глаза и мгновенно уснула, привалившись к стене. Сползая по ней и не найдя опоры, она оказалась на полу. Под её ладонь метнулась Карта Дерево и замерла там. Светлые волосы упали на лицо девушки, которое выглядело так спокойно и безмятежно, будто ничего и не было, будто с Томи не происходило никаких страшных перемен.

Гнев: Между людьми завязывалось нешуточное противостояние, и Гнев крайне рассчитывал на то, что это поможет ему заполучить разум юноши. В пылу сражения, когда вокруг бродит всамделишная угроза, так легко потерять контроль и поддаться зараженным эмоциям.. Грех не был материален, а потому, стоило девушке сползти по стене, легко устремился прямо сквозь Шики вперед, склоняясь над проигравшей. Она была такой миловидной, что, пожалуй, он даже отчасти понимал, отчего юноша был так бережлив с ней. И все же, ему на руку было настроить их против друг друга. - Такие яркие эмоции. Она и правда ненавидит тебя, - не оборачиваясь, уверенно произнес Гнев. Он отлично чувствовал настроения других, не только своего зараженного, а потому на мгновение даже пожалел о том, что ему досталась не эта девушка. Её подчинить было бы гораздо проще. - Она нападала на полном серьезе, желая убить. Ответь ей тем же! Ненавидь её, презирай её, также как и она тебя! Грех заклубился и, незаметно потеряв человеческие очертания, раскинулся грозовой тучей над девушкой, протягивая невидимые лапы в сторону юноши. Его подпитывала ярость демоницы, и он в свою очередь удваивал темные эмоции - и старательно помещал точно в душу своего зараженного, чтобы вскоре из крошечных семян взросло что-то черное и ужасное. - Она заснула. Она уязвима. Убей её!

Наная Шики: Шики медленно подошел к отключившейся Томи. Сейчас, во сне, она уже не была похожа на завладевшего ее телом демона. И именно это, как и ее беспомощность во сне, останавливали его от действий. Его подсознательно тянуло к сражениям и убийству, но уж точно не к убийству той, что не то что сопротивляться - осознать ничего не сможет. В то же время он чувствовал, что в следующий раз, когда он столкнется лицом к лицу с демоницей, это вряд ли кончится так мирно, а в сознание вползала жестокая, но очевидная мысль - если демон перехватил контроль, лучше уж убить Томи, чтобы она не мучилась, оставаясь тенью в сознании демона, как раньше оставалась в ее сознании сама личность демона. Юноша склонился к Томи, смотря на ее лицо. Его тянуло к ней, тянуло во всех смыслах и трудно было просто смотреть на нее, ничего не делая, пусть даже его мысли были об убийстве. Сейчас он мог убить ее или поцеловать - но любой из этих поступков не имел для него ценности, пока она была без сознания. Однако... Его желание становилось сильнее, словно подпитывалось чем-то изнутри. Двигаясь как автомат, он перенес ее на кровать. Когда-то он наблюдал за Арквейд в похожей ситуации, когда та спокойно спала в одной комнате с тем, кто уже один раз убил ее. Но тогда - не сейчас и тогда он не вполне был собой теперешним. Шики чувствовал, что еще немного - и он не выдержит и сделает то, о чем ему нашептывало подсознание. Инстинкт подсказал единственный выход - парень резко отпрянул от Томи и выскочил из комнаты, захлопнув дверь. Заснуть после такого в одной комнате с ней он не рискнул, да и не смог бы. поэтому сейчас он просто прошелся по коридору, надеясь, что со временем мысли прояснятся... ===> Левое крыло. Коридор

Отчаяние: У окна заклубился серебристый дымок. Спустя несколько мгновений в нем проступили очертания девушки с идеальной осанкой. Она, казалось, безразлично смотрела на спящую Томи. Однако в глазах Отчаяния читался неподдельный интерес. - Ее рано убивать. - бесцветным голосом промолвила девушка с аристократично белой кожей. - Я еще не наигралась. Она с достоинством подошла к кровати и села на край, небрежно откинув волосы с лица спящей. Такой экземпляр человека попался ей впервые: две души в одном теле. Отчаяние раздумывало, с чьей душой ей будет играть интереснее? Кто из двоих позабавит ее больше? Кто в итоге решится на самый отчаянный шаг в своей жизни и сделает его самым драматичным? - Представь только. - обратилась она к Гневу - Их две. И пока жива одна из них, другой не будет покоя. Отчаяние знала, о чем говорила. Находясь в самой сущности своей зараженной, она знала о ней все. Следующие мгновения ледяная дева пристально смотрела на спящую и раздумывала, хотя лицо ее при этом не выражало ровным счетом ничего. Те кошмарные сны, которые создала посланница греха, помогли второй душе вырваться на свободу. Никаких сомнений на этот счет не было. И хотя поначалу Отчаяние даже немного удивилась такому исходу, теперь это обстоятельство казалось ей удачей. Вторая душа слишком злобна и истерична, чтобы сотворить красивый финал. Но она может помочь в этом первой. Осознав, что может с легкостью тасовать души, как ей вздумается, Отчаяние позволила себе ледяную улыбку, с которой взяла в руку прядь светлых волос. - Я помогу тебе вырваться на краткий срок. Чтобы ты до конца прочувствовала всю боль и всю безнадежность. Я буду перемежать это с беспомощностью, чтобы ты... - порочное воплощение греха сама не заметила, как в ее обычно ровном голосе появились колкие издевательские ноты, которыми она упивалась. - ... сама возжелала смерти. Пока она держала в руке волосы Томи и говорила, те постепенно покрывались тонким инеем. Разрушить чары магического сна она не могла. Но в момент пробуждения проснется первая. Для того, чтобы узнать, что натворила. - Бедняжка... Ты будешь потрясена. - посланница греха с удовольствием рассмеялась: тонко и мелодично. - Следи за своим зараженным - ее холодные глаза переметнулись к Гневу. - Они не должны сблизиться.

Гнев: Юноша подошел ближе к поверженной девушке, и Гнев ликовал, готовый превратиться в оружие убийства в его руках. Он думал, что достаточно внушил ярости и негатива, чтобы его подопечный наконец решился. Однако, ничего не произошло. В очередной раз. "Да что с ним не так?" - в гневе подумалось греху, и невидимая грозовая туча раскинулась по всей комнате, создавая удушающую, давящую атмосферу.., которая, впрочем, надолго не задержалась. Свернув своё показательное раздражение, Гнев снова принял очертания мужчины - и кивнул сестре. Конечно, он не даст этим детям сблизиться. Более того, сделает всё, чтобы мальчишка как можно скорее скатился в безумие ярости. Чувства соперничества у Гнева не было, однако он справедливо полагал, что сумеет обработать своего зараженного быстрее, нежели Отчаяние - свою девчонку. Гнев был старше, опытнее и сильнее, против него у человечества не было шансов. - Играй, пока есть время, - с отеческим покровительством разрешил он сестре. К тому же, как оказалось, прямо сейчас он не был готов склонить Шики к убийству, а значит - у Отчаяния всё еще было время изучить понравившийся ей экземпляр. Несмотря на видимое благодушие, с которым Гнев относился к сестре, внутри он был крайне обозлен. Его глаза горели чем-то зловещим, а по лицу постоянно пробегали тени, попеременно искажая его во что-то жуткое и пугающее. Подпитанный отрицательными эмоциями, что так щедро излучала демоница, грех ощущал себя гораздо увереннее и сильнее. А потому без лишних промедлений втянулся в спину уходящего зараженного, словно растворяясь в нём. Он собирался щедро поделиться с ним всем тем, что сполна собрал у демоницы, приправив парой-другой раздражающих, обозляющих мыслей. Сводяший с ума коктейль, что отныне Шики придется принимать внутривенно ежедневно, ежечасно, ежеминутно; постоянно. - Если бы заснувшим оказался ты - она убила бы тебя, - уже не таясь, словно вторым Я зазвучал Гнев в голове Шики. - Вполне возможно, уже сейчас, очнувшись, она строит свои черные планы. Как же раздражает, верно? Ты изо всех сил старался быть аккуратным, а она - убьет, не задумываясь. И это очень, очень удручает! Я понимаю. Наверное, стоило хотя бы немного навредить ей, чтобы она не была так проворна? Гнев словно звучал голосом разума, будто озвучивал те мысли, что гнал от себя юноша. Любой человек всегда сомневается, правильно ли поступил в той или иной ситуации, и грех собирался вытащить на свет всю затаенную агрессию и ненависть, что есть в каждом.



полная версия страницы